?

Log in

             - Мы не знаем, где выйдем, а это чревато осложнениями.- Мы вышли на Юге.- Это Зона Туза,- сказал позже Женька, но сразу въехать, что почём, не возможно.                                                                                                                                                                                                    Когда «вынырнули», я тупо озирался, рассматривая черные дымы над городом. Тёр глаза и никак не мог въехать, что передо мной не фантастика, а настоящее время и город Москва. Срединный мир.                                                                                                                                Дом, под стенами которого мы проявились, имел форму буквы П. Мы находились, как раз за одним из выступов, этой буквы.          Женька ударил меня кулаком в плечо, закричав в ухо.- Пчела, просыпайся, надо сматываться, пока нас не сожрали.                                                           Ещё там, в Перевёрнутом, но родном мире, он пробовал рассказать мне про ожидаемые зехера. Но то, что я увидел, было для меня настоящим потрясением. Серый мир, с его, однотонными красками. Пыль, мелкая и плотная, будто пронизывала всё окружающее пространство. Окончательно врубился лишь тогда, когда раздалась автоматная очередь, совсем рядом, а пули, срикошетившие о стену, обдали  меня кирпичной крошкой. Осколок кирпича больно ударил мне в лицо и рассёк бровь. Вот когда я почувствовал тёплую кровь на щеке, а потом и на губах, солоноватый привкус, вкус собственной крови, только тогда я понял, что мы попали в пиздоворот. И попал я туда не по чьей-то прихоти, а по собственной глупости. И как сказал брат, назад дороги нет.                                                                                                        Нет, можно выйти, но лишь с другой стороны «ЭТОГО». То есть, если мы вошли с Юга, то выйти могли только на Севере. И то не факт. Ещё нужно найти Ключ. А здесь, он имеет  совсем другое значение, и расшифровать его, вопрос вопросов. Что-то такое, что не имело ни чего общего, с тем Ключом, в нашем, Перевернутом.  В нашем мире, где можно спокойно передвигаться на автобусе, троллейбусе, метро или на тачке, здесь всё по-другому. То есть на своих двоих. А расстояние до Севера, пешком, против опасностей, лишь немного очерченных Женькой, уму не постижимо. Позже я понял, безполезняк.  Хотя, подспудно, я надеялся, что Кормчий темнит и знает проход. Ведь он уже бывал здесь. Но отступать, я был не намерен.                                                                                                                                                      Мы находились хоть и на краю вооруженного конфликта, но почти безоружные. Что смог пропустить Колодец, так это рюкзаки, ножи и «Авторучку».  Слыша давно забытую канонаду от автоматно-пулемётных очередей, разрывы гранат и  очереди крупнокалиберных пулемётов, я как-то растерялся.  По-дурацки попались в плен.                                                                                                                                                Из-за угла, нарисовался чертила, с направленным на нас, двенадцатым калашматом. Машина была новейшая. Она блестела ещё заводской смазкой, а его рыло озаряла улыбка, до ушей. Ещё бы, словить двух «зайчиков» и не где-нибудь, черт знает где, а у себя под носом, рядом с огневой точкой. – Шо гобята, пымались? Гюкзачки положили на землю и гучки к небу.- Прогнусавило это чмо. Мы с Женькой буквально оцепенели. Не прошло и каких-нибудь пяти минут, и нате вам. Даже считай и шага не успели ступить. Как я понял, Брата пули не берут или как это здесь называется, но он больше боялся за меня. Меня могло ухайдакать это чмо с тавром глистов на рукаве.                                     Нет «Авторучка» прекрасная вещь именно для такой работы. Хотя потом, я понял, что здесь пространство, «гуляет», но оно или не успело сбить прицел, или попросту мне повезло.  Я опускал рюкзак на пыльную землю, а правая рука, была уже готова к бою. Иванова «машинка» сработала идеально. Чем хороша «Авторучка», так это, почти безшумным выстрелом. А в этом гвалте, рядом идущей войны, она сработала как шлепок по заднице, ладошкой. От мелкокалиберных и отдачи считай, что нет. Свинцовая пуля попала ему точно в глаз. Он обмяк и тихо осел на обломки кирпича.                                                                                                                                                                                   Первым подскочил Брат. Выхватил у отошедшего в мир иной, АК-12. Встал, прошел к углу здания, что-то разглядывал оттуда. – Иван, снимай с него всё. Бронник, разгрузку. Посмотри, что у него в рюкзаке.                                                                                                                          Я, только сейчас осознал, что буквально несколько секунд назад, я убил человека,  Мне не было жаль это картавое чмо, но начинать свои похождения в другом мире, вот так резко, я был не готов.  Меня нисколько не волновал вид трупа. Я будто начинал вспоминать недавнее состояние, когда ты на войне и трупы, кровь, будут сопровождать тебя повсюду.                                                                              Одел поверх камуфляжа бронник, затем разгрузку. Расстегнул рюкзак, вывалил  содержимое в пыль. Здесь были сухпайки, завёрнутые в серую тряпку, подобие карандашей, серые стержни. Пару ромбических камней, и несколько серых пластин. Лимонки и отдельно запалы. Два цинка патронов и набор медпрепаратов.                                                                                                                                                 – Ты чем его увалтузил?- Спросил Брат.- «Ручка», тозовочная. Иван мне подогнал, ещё в Горном.                                                                        – И слава Творцу, что не растерялся. Обычно здесь сначала стреляют, а потом спрашивают. Война отморозков. Хотя, через какое-то время и мы с тобой будем, теми же, отморозками. Жизнь заставит. Нам попался лох, к тому же бандеровец. Этого не жалко. Плохо то, что когда его хватятся, нам не поздоровится.                                                                                                                                                                                   Но как оказалось этот урод, никому не был нужен.                                                                                                                                 Один автомат, ножи и «Авторучка», как я понял, не такое уж большое преимущество против  той какофонии звуков, окружающей нас войны. И не где-нибудь там, а рядом. Ощущение страха, иной раз действует не парализуя, а наоборот встряхивает и заставляет работать в правильном направлении.                                                                                                                                                                                                                  Напротив нас, внутренние дворы квартала.  Главные события разворачивались на другой стороне, со стороны главной улицы. И то, что мы приняли за обстрел, было всего лишь выражением крутизны, уже мёртвого урода. Он нёс службу по охране тыла своей банды и ему, как мне кажется, должно быть настрого запрещено, подпускать кого-либо к зданию. Всему виной наши рюкзаки. Он позарился на них? К тому же мы были не вооружены. Короче – Жадность фраера сгубила.                                                                                                                                         – Пчела. Надо уходить, пока они заняты разборками. Не дай, кому-то взбредёт в голову  проверить. Нам крышка.                             Я был согласен с ним. Просто в моём мозгу, всё никак не могло увязаться мирное существование и эта ёбаная реальность. Где запросто могут положить, не спрося фамилии. К этому тоже надо привыкнуть. Там в голове, невидимые шестерни начали правильное движения, а зубцы, скрипя и ухая искали пазы. И механизм сработал, сработал как надо. Понемногу тронулся и завертелся в нужном направлении. Нужен был лишь небольшой толчок, чтобы наконец-то, моему сознанию поменять реальности. И этот толчок организовался. Нарисовался в виде «мутных». Их процессия двигалась в нашу сторону. В сторону дома, у которого мы укрывались. Пионерский отряд. Их торчащие бивни, из пастей, подействовали лучше, чем недавно убитый бандера.                                                                                                                                                    – Беги впереди, я буду прикрывать тебя сзади.- Сказал Женька и я побежал. Бежал, выбирая более чистую дорогу, не захламленную упавшими сучьями от деревьев, раскиданным, множественным бытовым мусором и сожженными, покореженными авто. Бежал, повторяя на автомате,- Черт, черт, черт.- Так завёл меня  вид мутных вурдалаков. Это, читая книжку или смотря фильм, можно выйти покурить, отдохнув от их рыл, здесь же всё было не понарошку. Здесь был конкретный пиздец.                                                                                      – Бежим вон до того дома. Впереди видишь, сгоревший?- Кричал позади Женька, а я лишь ускорял бег и молил Господа, чтобы мой протез выдержал нагрузку. В отличие от Женьки, не пылящего, за мной, словно лисий хвост, серая субстанция.                                                              Впереди закопченное, трёхэтажное здание. На вывеске прочитал Детский сад.  Забежали внутрь и остановились. Лестничных маршей как не бывало. Кто-то вырвал их с корнём, лишь обрывки арматуры и куски бетона.                                                                                                  – Надо как-то подниматься на второй этаж. Здесь мы лёгкая добыча для любой банды.- Сказал Брат.                                                   В левом крыле, две упавшие железобетонные плиты перекрытия. Одна на другой. Верхняя, лопнула посередине и из-под бетона, виднеется арматура.                                                                                                                                                                                                                                              – Доставай серые пластины. Будем срубать бетон.                                                                                                                                  Интересно, как он собирается это делать? Волшебник, что ли.    Доставая из рюкзака пластины я механически думал.- Надо сориентироваться на местности. Понять, в каком мы районе.  Подал одну пластину Брату. Достал себе вторую. Всё оказалось проще, чем я думал и совсем не фантастикой. Женька стоял и рубил ею бетон, а его куски отлетали по сторонам, обнажая рифлёную арматуру. И у него здорово получалось. Я помогал ему, круша застывшую, бетонную смесь.                                                                                                                                     Освободили два арматурных стержня, по шесть метров длинной. Трофейным  «стержнем», Женька сварил их внахлёст.   Получился длиннющий, арматурный стержень. Один конец загнули под девяносто градусов.                                                                                                     Первым на второй этаж влез он. Потом поднимал всё наше имущество. Хотя и с протезом, но, тело помнило то, кажется давно забытое.                                                                                                                                                                                                                                                Всё, что можно было сгореть, сгорело. Облупленные стены и сплошная сажа. Как под ногами, так и на стенах, потолке. Поднялись на третий этаж. Искать более чистую комнату было безполезно, везде одинаково. Встали у обугленного, оконного проёма, с обеих сторон, прикрываясь простенками. Мы внутри квартала. Метров через пятьдесят ещё одно, почти целое, трёхэтажное здание, но кем-то занятое.  На сколько хватало зрения, кругом шестнадцатиэтажки. Войнушка идёт по всем направлениям.                                                                          Присели в уголку. Я заворачивал самокрутку. Предложил Брату, он отказался. Только сейчас дошло, Женька-то настоящий, не как там, в моём, Перевёрнутом. Подошел и обнял.- Здравствуй Брат!- Он смотрел на меня, сквозь совершенно черные стёкла, каких-то хитрых очков и улыбался.- Ну, что. Поверил в Серый мир?- Спросил он.                                                                                                                                         - Да уж. Не ожидал я увидеть такое, если честно. Я, конечно, верил твоим рассказам, но, чтоб такое. Извини.                                                      – Нормально. Привыкнешь.                                                                                                                                                                                               – Ты уже бывал здесь?                                                                                                                                                                                                      - Да.                                                                                                                                                                                                                                    – И сколько раз?                                                                                                                                                                                                                – Два раза. Всё хотел уяснить закономерность входа и выхода в «ЭТО».                                                                                                                   – И как. Понял, что-нибудь?                                                                                                                                                                                                   – Мне легче. Я смогу зайти так и выйти. А вот тебе надо искать Колодец.                                                                                                               – Слушай, как это может быть. Там, в моём, всё тихо и мирно, а здесь зарубалово?                                                                                                 -  Это так кажется. Там такая же война, но скрытая от глаз. Здесь бесов никто не сдерживает. Там убийства под благовидными предлогами. Типо теракт, ошибка пилота, разгильдяйство. Болезнь, вроде  инфаркта, рака и много чего, что будет подтверждено авторитетной экспертизой. Никто не подкопается. А по окраинам, в так называемых «недемонкратических» странах, убивают в открытую. Убийства «нецивилизованных», за убийства, не считаются.                                                                                                                                           - Почему нельзя было зайти в Москве, а не через Коломну? Слушай, Брат, сними ты эти очки. А то такое ощущение, будто передо мной робот.                                                                                                                                                                                                                                  – Не обязательно Коломна. Твоя встреча с Иваном, мой разговор с ним. Зачем искать, что-то, если и так срослось. Москва - Серый город, под бесами и мне не пробиться. Не впустил бы он меня. А очки, не хочу пугать, но у меня в глазах отметка. Я же здесь «атомный». Привыкай пока к реальности. Успеешь увидеть.                                                                                                                                                              – Ясно. Что дальше?                                                                                                                                                                                                          – Снимай протез.                                                                                                                                                                                                                – Зачем?                                                                                                                                                                                                                       – Будем делать. Вечный.                                                                                                                                                                                                   – Как?                                                                                                                                                                                                                               – А вот и увидишь.
Я бросил конфискованный рюкзак на пол. Сел сверху, расстегивал крепления, протеза. Протянул ему. Он очистил берцем пол от сажи и пыли, положил его, а рядом три серые пластины. – Я называю их «принтерами». Через какое-то время они примут форму твоего протеза. Вечного.                                                                                                                                                                                                                                                         – Фантастика.                                                                                                                                                                                                                     – Можно и так сказать. Но, главное, эта фантастика работает.
                           - Что будем дальше делать?
                             - Во-первых, будем пробиваться вперёд. И заодно будем вооружаться, то есть поступать как отморозки. Мочить всех и производить конфискацию.
                                 - А потом?
                                  - Пробиваться до Звука.
Я помнил Женькин инструктаж. Меня будет пережевывать «мясорубка», пока во мне глист. Иначе, меня не примет Параллельный мир.         Мне всё же удалось избавиться от части глиста, там в тайге. Как оказалось, Тишина знал об этой хитрости нашего организма. Своего, он выгнал давно.  Помогли корешки и прочие травы.                                                                                                                                                                                   Это случилось уже под весну. Сначала пропала боль из лёгких, потом отпустило печень и сердце. Но разницы не было, часть тела или весь организм. Мне даже казалось, что когда боль расходится по всему телу, она менее болючая. Так вот, я не мог спать дня четыре. Чтоб не мешать Тишине ушел в баню. Лёжа, я не мог найти положение для тела, чтобы отпустило, хоть на минуту. Крутился волчком на полке, когда почувствовал, как из задницы пошла кровь. Хотя я не знал тогда, что это кровь, думал просто жидкость. Затем, будто  у меня в штанах, что-то шевелится. У меня даже волосы встали дыбарем. Бля, хвост вырос? Ну, сука Дарвин.                                                                Слез с полка, спустил штаны до колен, пробовал нащупать рукой. Эта падаль укусила меня за палец. Сколько раз предупреждал меня Кормчий, что с ним  надо обходиться «ласково» и выдёргивать не голыми руками, а через тряпочку, а лучше в перчатках. Но как догадаться, когда это произойдёт. Получилось, как получилось.  Со злости я его рванул и оторвал лишь половину.                                      Зажег свечку, рассматривал, чего это такого я выудил у себя, из сраки. Ну, что сказать, глист и глист, больше похожий на змеюку. Кинул его в ковш, сверху накрыв берёзовым поленом. Сжигал я его в ведре для золы. Сначала развёл из лучинок небольшой костерок, а когда он разгорелся, забросил эту хуйню туда.  Он даже попытался показать мне зубы, но я его уебал кочерёжкой и придавил сверху. Сгорел он быстро. Осталась только вонь, туалетная. Мне стало действительно легко и боль моментально, улетучилась. Я радостный полетел в хату. Напугал до чёртиков Тишину. Когда я рассказал, в чём причина моей ебанутости, он похвалил.                                                         Но как потом разъяснил Женька, этого урода надо вытаскивать всего, оставшаяся часть через какое-то время начнёт расти и снова примет первоначальное состояние. – Не переживай, там, на Звуке, он сам покинет тебя.
Но это меня мало успокаивало, ещё раз пережить кошмар боли, это уже через чур.
          Из задумчивости меня вывел шорох. Подозрительный. Было слышно, как кто-то крадётся по коридору.                                               Здесь  почти не было продольных перегородок, ограждающих комнаты от коридора. Закопченные куски кирпичных перегородок валялись на полу коридора и внутри комнат.                                                                                                                                                                               Кормчий вскочил, пошел вдоль стены по направлению к коридору, прижимая к плечу приклад автомата. Выглянул из-за стены и рассмеялся, опуская ствол вниз. – Сэр Зверь,- произнёс он. Я не понимал его прикола, мне сидящему без протеза было совсем не до смеха. Куда я упрыгаю на одной ноге. Зверь проявился и я успокоился.                                                                                                                                      Когда-то, я читал сказку своим ребятишкам про этого Зверя - «Таракан-тараканище». Это был он, но довольно серьёзного размера, с утюг фирмы «Bosch». Сбоку туловища, бумажная наклейка со слоганом – «Махмурка, не пали нычку». Оттуда, где должна быть полость рта, оттопыривался не хилый косячок. Запах палёного валенка наполнил нашу комнату. Он посмотрел на нас как на клопов, презрительно и уничижительно. Перегнал чинарик на край жевательного аппарата, цыркнул меж зубов, с рандолевыми коронками, слюнями и проканал дальше, нервно шевеля длинными усами и как бы говоря. – Шастают тут, разные. Фулюганы, ёбтыть.                                          Его мимолётное появление, придало лично мне, уверенности и ахуительного задора.                                                                             На «ромбике» заварили чифир, разогрели консервы. Перекусили, чифирнули. – Прикрути к мобиле,- сказал Кормчий, протягивая мне «ромбик»,- поставь приблизительно время.- Я уже знал о свойствах этого камня, Женька рассказывал ещё там, в Перевёрнутом.
                   Я не понял, как и куда мы провалились.                                                                                                                                                  Женька предупреждал, что главное, когда войдём в Срединный, сориентироваться на местности.                                                                                        В тайге я изучал карту Москвы долго и упорно. Рассматривал улицы, дома, через Гугл карты. Старался запоминать. Экзаменовал меня Тишина. Он рвался со мной, в поход, но Женька запретил. От этого тот сильно переживал. – Я сниму защиту, пусть проверит. Я свой!- Просил уговорить Кормчего, но тот был непреклонен. И так всё время, пока жил в сторожке. И всё же Кормчий пообещал взять его в следующий раз. Это как-то успокоило моего напарника.                                                                                                                                                             Он действительно стал моим напарником. Ещё бы. Прожить всю зиму вдвоём, много значит. К тому же, была одна неприятность в этом месте. Здесь орудовали китайцы. Не тайно, а открыто, на законных основаниях.                                                                                                           Кто-то, когда-то и кому-то подогнал в Москве, допустим,  машину кошерного бамбука. В ответ, в знак признательности, на оленьей упряжке, укатила ксива. Сначала в Иркутск, оттуда в Тайшет и потом уже в местную АДминистрацию. Всем этим АДам насрать на местное население, АД никогда не сможет стать народным. В конце концов, китайцы оккупировали местную тайгу. Обосновались конкретно, и, кажется навечно. Благодаря Тишине мы смогли спокойно сосуществовать с пришлыми. Сканировали их частоты, а Тишина выбирал маршруты так, чтоб не пересекаться с нежелательными попутчиками. Местная тайга, выкошенная ещё до китайцев, уничтожалась, до последнего. Такое ощущение, будто её косили литовкой. Там в Горном, черных лесорубов иногда гоняют, здесь же полный безпридел.                               В поезде, не прекращал заниматься изучением Москвы, трое суток, под весёлый, перестук колёс.                                                     С Командиром встретились в Коломне. Он не мог видеть и слышать Женьку, поэтому я исполнял роль, что-то между сурдопереводчиком и суфлёром. Они общались через меня.   Так продолжалось двое суток, когда наконец-то Иван окончательно поверил, что я не гоню, а передаю реальные слова Кормчего. Слова Брата он воспринял спокойно. Позже он объяснил своё спокойствие и отношение к казавшейся фантастике, просто. – Роман пропал. Он такой же, как Кормчий, только живой. Одним словом чудак, но я ему верю. Может читать мысли, отдавать приказы, мысленно. Удивлять фантастическими штучками. Я хотел сверить уже известную информацию от друга, с той, что узнал от Женьки.                                                                                                                                                                                                                                          Ему надо было выяснить всё, что можно, о своём кореше, здесь, потом, если нечего не получиться, зайти в Срединный мир с помощью Кормчего.  Дед и отец Романа, работали в этом направлении. Искали хоть какие зацепки, как сказал Иван – «Рыли землю».                            Иван пометил на карте, где по его словам, надо искать его друга. Точка «Десять» находилась в районе метро Трубная. Попасть туда можно было только из подземки. Но как проверил он, со своими мужиками, никаких бронированных дверей, пандусов, не было. Хотя на старой, ещё кэгэбэшной карте, был помечен вход на объект №10. Складывалось впечатление, что вход просто растворился, без следа. Фантастика.                                                                                                                                                                                                                                        Потом случилось следующее. Оттуда вышли двое, те, кто должен был работать вместе с Романом. Начальник этого объекта Соловьёв и его зам, Захаров. Но добиться, что-либо от них было невозможно. Оба умерли через два дня, от непонятной болезни, хотя вскрытие показало, у обоих инфаркт. До этого, месяц назад, оба были совершенно здоровы. И ещё одна странность. Этих двоих опекало не только их родная контора ФСБ, но так же ФАПСИ, ФСО, СВР и даже МИД. Кое-что выяснили отец и дед Романа. По полученным сведениям, те будто сошли с ума. То есть, несли такую околесицу, что ни у кого не возникло и тени сомнения, что те тронулись умом. И это ещё не всё. Таких чокнутых, по Москве, тысячи. Умирают от остановки сердца.                                                                                                      
              По прибытию в Коломну, мы с Женькой наведались в Храм Зачатия Иоанна Предтечи в Городище. Первая половина четырнадцатого века. Простая церковь, мне даже показалось, неприкаянная. Сохранился лишь древний фундамент, всё остальное переделывалось по нескольку раз.  Кое-где оштукатуренная, местами покрашенная белой краской. Стены выложены  разноразмерными кирпичами, камнями-голышами, вперемешку с блоками, из известняка.  Рабочее время с восьми утра до пяти вечера. Хотя в августе, пять часов, точно не вечер. Походили днём по внутреннему двору храма. Как оказалось, не очень-то чуйка работает у моего Брата. И всё же я нашел его. Я почувствовал каким-то шестнадцатым чувством. На заднем дворе, позади церкви, у забора. Рядом с металлической оградой огромный дуб.  Глубоко, под корнями деревьев, он почти не жил, он еле теплился и искал выход к реке Коломенке. Ему не хватало сил пробиться через завалы из кирпича, каменных обломков и грунта. Дальше, за оградой, асфальтированный подъезд к покоям, хозяйственным постройкам.                                                                                                                                                                                                                                       Днём копать, себе дороже. Место можно сказать не удобное. Открытое.  Надо было дождаться темноты                                               Ночью, под перестук капель дождя, мы проникли внутрь ограды.  На ствол дерева, при помощи степлера, пришпилили плащ-палатку. Получился небольшой схрон. Копали мы споро, впрочем, копал один лишь я. Кормчий лишь вздыхал под ухом и подбадривал. Подгоняло меня то, что могли обнаружить и не дай господь, загрести в ментовку.                                                                                                                                       Я почти ушел в землю по плечи, когда под ногам захлюпала вода. Всё, точка. Надо ждать, когда успокоится взбудораженная вода, осядет муть.                                                                                                                                                                                                                                         Кормчий хрипел над ухом и я понимал его. Вот он, Колодец и возможность попасть туда, куда он стремился. Он рассказывал, как попадал до этого в Срединный мир. С помощью Поводыря. Без любви, дружбы, братства, требуется очень много энергии, чтобы пробиться в любой мир.                                                                                             
                Хорошо когда есть навигатор, а маршрут забит.                                                                                                                                         Посёлок Ново-Бирюсинск, моя промежуточная точка. Выехал на лесовозную трассу и в тайгу. Доехал до отметки, свернул в лес. Километра через четыре, кончилась любая дорога. Кругом завалы.                                                                                                                                                               Вот так сюрприз. Сюрприз, сюрпризов. Меня встречал Тишина. Уму не постижимо. – Ну, здравствуй Бин Цзу. Ни думал, ни гадал, что придется встретить тебя. Что, удивлён?- Спрашивал он. Да уж. Было чему удивляться.  В камуфляже, за спиной Сайга. Что-то в нём изменилось. Да, точно. Пряди седых волос и борода. Мне не часто приходилось встречать китайцев с густой, кучерявой бородой. Если у них и была растительность, то какая-то куцая. У Тишины  была, что называется, настоящая.                                                                                                    – Здравствуй Тишина. Вот так встреча.- Обнялись и как обычно стучали по спинам, плечам.                                                                                  – Мне Иван скинул, мол, едет хороший человек. Век бы не додумался, что это будешь ты. Ладно, давай машину спрячем, а потом уж поговорим.   Функцию гаража выполнял капонир, сверху закиданный ветками деревьев. Там уже стоял УАЗ-буханка.                                                        Провозились до темна. От так называемого гаража, ещё километров десять пёхом. Пришлось делать несколько ходок, чтоб перетаскать то, что привёз.  Зимовьё Тишины. Четырёхстенок, пять на четыре метра, находился в распадке. Так, что, находясь рядом, за ним, не сразу и увидишь. Стояла избушка, на больших, лиственничных столбах, возвышаясь над землёй метра на два. Высокое крыльцо.       Пол выложен из подогнанных, лиственничных брёвен. Посреди русская печь. Я ещё спросил у Тишины.- Пол-то не провалится?                                       – Не боись, под полом печи, четыре столба. Сделано надёжно.- Ответил тот, усмехаясь, в седые усы.                                               Рядом небольшая, с метр шириной, таёжная речушка. Как я понял, весной она разливалась, потому так высоко поднято зимовьё. Две входных двери. Одна в сторону речки, другая выходила на настил, который упирался в склон косогора. Рядом с избушкой, небольшая банька, тоже на тумбах, три на три. Закопченные стены, каменка по-черному.                                                                                                                           Когда-то здесь было жильё вздымщиков, местного «Химлесхоза», но после Перекройки, шарага захирела и сдохла. Запитывалось всё его, небольшое хозяйство, от двух, солнечных батарей. Видя моё удивление, Тишина пояснил.- Это я припёр. Китайского производства. Хватает для зарядки батарей на буке, радиостанций, фонарей и освещения.                                                                                                                            Уже по темну он угощал меня солёными груздями с картошкой в мундире, копчёным хариусом и салатом из папоротника.– Как мой камень?- Спросил он.                                                                                                                                                                                                                –  Ты знаешь, помог и помогает.                                                                                                                                                                      Поговорить нам было о чём. Всё-таки прошло столько лет, после последней, нашей, встречи.                                                                                Рассказал, как и почему решил сменить место прописки. Вообще слушая его, я не мог отделаться от впечатления, что передо мной совсем другой человек. Его речь, речь обычного, русского бродяги. И акцент куда-то запропал.– Ушел я. Хотя там меня считают погибшим. Слышал, про взрыв в порту? – Я не понимающе помотал головой, угощаясь жирным хариусом. У себя, в Горном, мне посчастливилось порыбачить на эту, царскую, рыбу. – Завершил кое-что и ушел. Нет, не думай, я не причастен к тем взрывам. Это пиндосы постарались. Но для меня, самый удобный момент. Сейчас я гражданин России, уроженец Агинского Бурятского округа. Не сильно похож?                                                    -  Да же не знаю. Не такой уж я знаток по бурятам. Слушай, у тебя цвет глаз изменился и зрачки не такие.                                                           – Ха, ха, ха,- рассмеялся Тишина. Его смех был такой заразительный, что я не выдержал и залился в ответ. Нет, сейчас он действительно был совсем другим. Исчезла его постоянная настороженность, зажатость. Он будто снял с себя, что-то? Груз или, что-то вроде того.  – Ишь ты, защиту поставил,- сказал он удивлённо.- Что-то не вижу твоего креста?                                                                                                   - Кончилась моя вера.                                                                                                                                                                                                       – Я долго искал бога у христиан, но его не было на кресте. Я побывал в индуистском храме  и в древнем буддийском монастыре, но и там не нашел я даже следов его. Я отправился к Каабе, но бога не было и там. Тогда я заглянул в своё сердце. И только там узрел Бога, которого не было больше нигде.                                                                                                                                                                                                    – Кто этот мудрый человек?                                                                                                                                                                                           – Джалаладдин Руми. Расскажи как жил. Чем занимался?                                                                                                               Рассказывал я долго, а Тишина сидел молча, внимательно слушая мой рассказ. – Прими соболезнования. Искренне, от всей души. Мир их праху.                                                                                                                                                                                                                                                       – Благо Дарю.- Я как-то привык к утрате и сейчас, после посещения их могилок и соболезнования от Тишины, врубился – Время лечит любые раны. Так, наверное, и должно быть, у нас, у человеков. Мы должны, в память, о наших родных и близких, делать, что-то хорошее.                                                                                                                                                                                                                                              Мне хотелось узнать, как он познакомился с Командиром? Это интересовало меня больше всего. Но я так и не решился задать этот вопрос. К чему? Придёт время, сам скажет. Уже перед самым отбоем спросил ещё об одном, то, что меня мучило.- Ты как-то рассказывал о Галактиках и Солнечном сплетении.                                                                                                                                                                              – А что тебя интересует?- Спросил он.                                                                                                                                                                          - Кое-кто подтвердил твои слова.- Было видно, как его глаза наливаются новой краской, тёмной синевой и магией. – А ты встань.                                                                                                                                                                                                                                                    Я встал. – Поставь ноги на ширине плеч, руки в стороны, голову прямо. Вот это и есть пять Галактик. Твоя голова и конечности, зависят от твоего Солнечного Сплетения, так и Галактики. Святила пяти Галактик, связаны между собой, Солнечным  Сплетением. А сама Солнечная система внутри тебя. Планеты, твои внутренние органы. Чело Век - миниатюрная схема Галактик и одновременно, нашей Солнечной системы. Кос-Мос. Кто тебе рассказал?                                                                                                                                                                            – Один очень хороший Чело Век.- Я произнёс слово, так же раздельно, как и он. Его взгляд, внимательный и прощупывающий, словно рентген.                                                                                                                                                                                                                                    - Это он поставил тебе защиту?                                                                                                                                                                                        – Да.                                                                                                                                                                                                                                  – Каждый Чело Век - миниатюрная электростанция. Источник энергии. Разной энергии. Мы им рождаемся, но, взрослея, заглатывая глиста, мы, собственными руками губим его. Восстановить? Не знаю. Наверное, не возможно. А жаль. В нас было абсолютно всё, вот только, когда-то мы сломались.                                                                                                                                                                                              Завалились спать уже под утро. Спали вдвоём, на печи, первый раз в жизни. Никогда так хорошо не спал. Приснился сон, точнее всплыл, тот, недавний, очень интересный разговор на даче Романова деда. Разговор зашел о секретах. О государственных секретах.                      – Интересно, что могла прятать Советская власть, боясь публиковать архивы Империи? Если и выходили в свет какие-то материалы, то очень дозировано. История Государства Российского переписана, так же как и истории всех государств мира. Сейчас, наверное, вскрывай все архивы, не обнаружишь нечего интересного. И всё же?- Роман обращался к Командиру. - Ладно, не отвечай. Понимаю, не задумывался. Я раньше об этом тоже не думал.   Так вот. К чему я виду. Когда и как в действительности, произошел Октябрьский переворот? Кто идейный вдохновитель и спонсор всего этого. Кроме Шиффов и прочих.  Включая, нелепую передачу власти от Временного  в руки большевиков. Действительно ли грохнули Коляна или он благополучно слинял в Мелкобританию? Дело в том, что мы по-большому, не знаем настоящей истории России, а уж про Романовых, такое нагородили, что невольно возникает вопрос, так кто же они на самом деле? Если всё же самозванцы, то получается мы, Россия, завоёваны по нескольку раз, и каждый раз хозяевами нашей страны были не мы.  Почему нагличане мудрят с материалами Гесса? Третий человек в рейхе. Что там  такого смертельного, что спустя столько лет, после якобы самоубийства в Шпандау, гонят какую-то пургу.   Про Советский союз. Что такого страшного скрывают архивы, что даже сейчас, время развенчания ненавистного, коммунистического режима, никто не спешит их открывать?    Кажется, американцы, завоевали нашу страну и по праву победителя, должны были вывезти архивы. Но они их не получили. Нет, получили, но крохи. Как так? Какая сила выстояла против них? Так кто настоящие хозяева России? Отсюда вывод, не так уж беззубы настоящие хозяева России, кто не боится пиндосов, нагличан, Швейцарию, Ватикана. Так кто же и в который раз, проделал очередной эксперимент с нами?   Интересно, Израиль имеет над Россией больше власти, чем все вместе взятые, крутые страны?  И ещё такой вопрос. Самое главное в любом государстве, это неотвратимость наказания. Если этого нет, государство не жизнеспособно или подчинено какой-то силе. Ладно, Романовы мочили друг друга или это нам написали, мы не знаем. Возьмём Ильича. Грохнули. Хотя, кажется, все указания выполнял. Или всё же он был конкурентом Лейбы? Ясно же, что не за кидок Парвуса. Сталина ясно, попёр против силы. Получается Кукурузник, Ленька и все последующие были нужны. Беню даже врачи из Пиндостана, как говорится, на ноги поставили. Горбатый. Эта сволочь державу сдала, живёт и в хвост не дует. Значит, что получается, тех кто «правильным» курсом идёт, тем жизнь на халяву. И где здесь Вован? Вот задачка.                                    – Рома, ты задаёшь мне такие вопросы, будто не знаешь, что я меньше твоего разбираюсь в них. Что ты хочешь от спецслужб России, если в девяносто третьем еврейский «Бейтар» свободно расстреливал наш народ. В восьмом ведь не Сукашвили напал на Южную Осетию. Их же спецслужбы организовали нападение. «Elbit Systems», «Global CST», «Defense Shield»,  «Nirtal», «Spearhead Ltd», финансировали, обучали, вооружали. А «Арктик Си». Что если бы они осуществили свою адскую провокацию? Подставили нас. Война пиндосов с Ираном. Они снова не причем. В девятом нападение «Сайерет Маткаль» на базу ГРУ в Тамбове. Сожгли секретные документы по «Арктик Си». Теракты в Испании, Лондоне, Москве. Да, что там говорить, если пиндосы разрешают свой спецназ мочить. Герои, Ладена грохнули и этих же героев ликвидировали. Про одиннадцатое сентября даже говорить не хочется. В двенадцатом. Крис Кайл и фирма Крафт получили несколько контрактов, сулившие многомиллионные суммы. На те же контракты претендовали израильские компании, одна из которых: фирма «ICTS». А в феврале тринадцатого  его и напарника убили. Лучшего спецназовца и морского пехотинца американской армии застрелил 25-летний психопат.                                                                                                                                                                                                    – Да уж. Знаешь Иван, интересное место работы у меня, Точка №10. Трудно конечно под видеонаблюдением узнать, что-то.                         – То есть как. Тебя записывают?- Спросил Командир.                                                                                                                                                 – А как же. Видеокамеры даже в туалете и душе. Так вот. Кое-что мне всё же удалось узнать. Выходцы из  Unit 8200, команды высокотехнологичной разведки израильской армии, организуют фирмы и продвигают своё оборудование на IT пространстве. Ты сам знаешь - выходцы из спецслужб никогда не прекращают работать на свою контору. Моссадовские «Итриум» и «Веринт» поставляют нам оборудование и программное обеспечение для построения IP видеосистем.  Поставку и установку следящих систем. Общественный транспорт, включая метро. Оптические, инфракрасные, ультрафиолетовые, магнитно-резонансные. Прослушка телефонов. Мониторинг Интернет пространства.   «Global CST» имеет контракты в военной и разведывательной, областях. Израиль поставляет нам своё оборудование и своих спецов.  Как я понял - Главная их цель – полная виртуализация материального мира. Превращение реальности в кибернетическое пространство, в виде аналога компьютерной «игры». Где каждый объект материального мира (включая человека), охваченный непрерывным сканированием, представлен в трёхмерном компьютерно-сетевом отображении. Двойник и оригинал. Ты закурил у себя дома  - и твой компьютерный клон делает то же самое. Когда надо, подменят  оригинал. Компьютеры будут слать людям приказы, прямо в мозг. Медицинская информация, кредитная истории, финансовые операции, покупки, и многое другое. «Interferometric Digital Imaging». Это создание томографического алгоритма, который записывает невиданную по реальности голограмму объекта, составленную с разных точек обозрения. Интерферометрия - метод определения фазы в волнах высокой частоты электромагнитного спектра, то есть идентификация.  «Взятие» объекта не с помощью объектива, а с помощью волнового сканирования. Все эти параллельные методики «захватов» комбинируются с технологией «Quantum Dot Spectrometer» - сочетание спектроскопической чувствительности оптической абсорбции в квантумных точках с электромагнетическим методом «захвата», с помощью спектрально чувствительных сенсоров. В отличие от других методов электронных детекторов, испускающих сигналы, пропорциональные интенсивности оптического сигнала, этот испускает сигналы, пропорциональные мощности спектральной плотности сигнала.  Биометрические технологии - отпечатки пальцев, ДНК, сканирование ретины глаза, распознавание лиц, используются для идентификации личности и сверки тождественности того или иного лица в информационно-цифровой матрице данных. Используются дистанционно и, кроме идентификации, служат для определения того, что данный человек чувствует или думает в данный момент. Возможность сканирования мозга. Сканирование ретины глаза укажет на сердечно-сосудистие и другие проблемы. ДНК несёт информацию о поле (генном типе), наследственных заболеваниях, предрасположенности к болезням, этническом происхождении, и т.д. Термограмма лица укажет заболевание. Электронный анализ походки укажет на массу других возможных проблем - патологию костной системы, мышечные проблемы, и другие. О тебе будут знать всё, ты лишь пройдёшь рядом с камерой. Все эти разработки спонсировались военными ведомствами США и Израиля (такими, как «Army Research Office», «Defense Advanced Research Projects Agency», ЦРУ и Моссад). Технология «DISP Biometric Sensing», которая использует точечные детекторы инфракрасного излучения для определения местонахождения и позы человека. Снятие биометрических данных и направление микроволнового излучения. Получили возможность анализировать химические вещества в теле человека (в любых тканях), в том числе и в крови,  на расстоянии.
Радиочастотная (радиоволновая) идентификация (RFID) сегодня используется для множества целей, включая отслеживание людей с помощью наклеек, бирок, вставок на вещах и предметах. Внедрение в тело чипов, с помощью которого в дальнейшем отслеживание их местонахождение. Уже опробовано на собаках и прочих домашних питомцах.  Огромный город – огромная тюрьма.  Эксклюзивный промышленный шпионаж, в мировых масштабах. В итоге - Скупка за бесценок высокоэффективных фирм и предприятий, биржевых махинаций, и прочих авантюр. Шпионить по всему миру за главами корпораций, больших и малых компаний, за директорами и членами советов банков, политиками и военными. Полученные сведения позволяют контролировать целые отрасли промышленности и бизнеса, целые страны и правительства наиболее влиятельных государств. Они шпионят в глобальных масштабах.
      Так стоит ли удивляться тому, что больше всего диверсий и терактов случается на тех объектах, которые охраняют - израильские фирмы "безопасности", - или там, где они установили своё оборудование?
  
              После баньки за стол.                                                                                                                                                                                        Выпили сразу за память, не дожидаясь третьего тоста, стоя. Иван пояснил, не может дед по три рюмки, так, что пришлось первой же, помянуть всех кто не вернулся.  Рассказал всё о событиях в ДНР и то, что рассказал Старый о ЛНР.                                                                                   Разговаривали старшие, мы молчали и слушали.  Сначала разговор зашел об Уркаине.  – Не зря пиндосы отменили операцию «Дропшот». Поняли - легче победить нашими же руками, слабостью и внутренними раздорами. В-девяностых, твои «коллеги - калеки» ломанулись в охрану, к вновь испеченным «бизнесменом».- Дед Романа, Григорий Афанасьевич, обращался к сыну, Григорию Григорьевичу.- Помнишь? Полковники, целые генералы. Мы вот от украинцев недоумеваем. А вспомни Чечню. Такая же гражданская война. КТО, АТО. Можно было с меньшей кровью решить эту проблему? Можно. Но ведь никто на такой результат не работал. Нужна была бойня, и её сделали. Итог ты знаешь. Правильно я говорю, Иван? – Командир согласно кивнул головой. - Стольких ребят положили. Можно сказать, со всем Кавказом поссорились. Сейчас мзду платим. Нас учат, а мы уроков не извлекаем. Ладно, проехали,- раздраженно махнул рукой дед, заканчивая разговор.                                                                                                                                                                                                                           – Думаешь из-за Докембрийского щита?- спросил Григорий Григорьевич.                                                                                                                 – Похоже. Уж очень лакомое место. Байден с Бильдом не зря крутились.                                                                                                                  – В Белоруссии, есть место?                                                                                                                                                                                            – Да. Можно связать с Кольским полуостровом. Накрыть колпаком Западную границу. Главное, работает он только в сторону Запада. Никак его не переориентируешь, магнитное поле Земли не позволит. Ты никогда не задумывался почему, на нас никто с востока не нападает?                                                                                                                                                                                                                                            - Япония?                                                                                                                                                                                                                       – Япония. Пиндосы, да мелкобриташки науськивали и что в итоге? А ничего.  И дело не в том, что  с моря. Можно через Китай и Корею. Не так уж прочна наша оборона на восточном направлении. Однако, побегают немного и восвояси. Что-то в тех местах  есть. Как сейчас говорят, сакральное. Тьфу ты. Придумают же словечко.    Израиль ведёт информационную войну против нас с пятидесятых годов, без перерыва на шабат.- Распалялся дед.-  Кто охранял аэропорт «Домодедово»? Израильская  компания «Security Partners Ltd». «Безопасность» аэропорта в Домодедово, израильская фирма «ICTS». Нам представили какого-то Каменщика, а владелец аэропорта «Домодедово» - Валерий Коган, гражданин Израиля. Эх, зло берёт. Что скажешь сын?- Спросил Григорий Афанасьевич.                                                       – Да. Так и есть.- Ответил Григорий Григорьевич.- Думаешь, нас одних обложили?   Договор между Израилем и Канадой - О Пограничной Безопасности. У них нет общих границ, а договор, есть. Мистика. Пограничный контроль осуществляется двумя иностранными государствами. Где здесь Канада?   Охраняют Букингемский дворец, Ватикан, Эйфелеву башню, парламент Канады, Швейцарии и т.д. Штаб-квартиры Канады, США и т.д.  С помощью контрактов для своих охранных фирм, служб безопасности, производителей и операторов, Израиль контролирует все аэропорты мира, порты, дороги, системы общественного транспорта мировых столиц и коммуникаций. «Magal Security Systems» вдоль нефтепроводов, автомобильных и железных дорог. Вдоль водного побережья и водных артерий США. Полностью контролирует, систему водоснабжения всех городов. Охрана всех атомных объектов, включая атомные электростанции и военные объекты, связанные с атомным оружием. Атомные объекты в Европе и Азии.                 
                  Национальные границы, водные артерии, аэропорты, дороги, тюрьмы, парламенты, атомные электростанции, коммуникации, и т.д., более чем в 80-ти странах мира. Обычная  диверсионно-разведывательная сеть.
Моссад вместе с FBI, CIA, DHS, DIA, NGA, NRO, NSA, HS, МI-5, МI- 6 – Монстр. Израильское электронное оборудование внедрено в армиях почти всех стран. Связанные с Израилем фирмы – «Веринт», «Веризон», «Глобал Си-Эс-Ти», «С-Сиситемс», «Найс Системс», «Элбит Системс», «Комверс», «ICTS» и ещё многих, захватили в этой области ведущее место в мире.  Израильское оборудование «Elbit Systems» во всех самолётах компании Боинг.                                                                                                                                                                                                     - Знаешь мне на других, чихать,- сказал расстроенный Григорий Афанасьевич.                                                                                                         – Я понимаю тебя отец. Извини, но в одиночку трудно, что-то сделать. Строить коалицию. Иначе ни как. Тот же СЭВ. Продеться, чем-то жертвовать? Да. Но безопасность дороже. - Старшие ушли, мы остались втроём.                                                                                                             – Как выбрался из Горного, без происшествий?- спросил Иван.                                                                                                                                   – Нормально. Пашка вывез, на моей машине. Оставил её в Залесово, у его двоюродного брата. До Ростова на поезде. Вообщем добрался нормально, и протез поменяли без проволочек.                                                                                                                                           – У тебя как с финансами. Может помочь?                                                                                                                                                                     – Да нет. Не надо. После продажи дома я особо не тратился. Оставил у Онгудая. Вот только пенсия моя накрылась, но я не жалею. Для них я умер, а это всё лучше, чем скрываться. Благодарствую.                                                                                                                                        – Не меня, Валета со Срезом благодари. Что дальше думаешь делать?                                                                                                                    – Даже не знаю. Надо куда-то определяться. Да так, чтоб не светиться.                                                                                                                     – Есть у меня друг хороший, в Иркутской области живёт, в тайге. Место глухое, хотя и движняк непонятный там вырисовывается. Могу определить, если пожелаешь. Вдали от главных трасс.                                                                                                                                        – Согласен.                                                                                                                                                                                                                   – Вот и хорошо. Связь со мной будешь через него поддерживать, он в курсе. Тачка на ходу?                                                                                   – Нормально, бегает. Туда можно на колёсах?                                                                                                                                                                   – Можно.                                                                                                                                                                                                                         – Вот и хорошо. Без колёс не то, привык. На протезе много не набегаешь. Да мало ли, вдруг понадобится.                                                             – Возьми ноутбук,- сказал он, протягивая мне черный кейс.- В нём он в большей сохранности,- пояснил Иван.- Машина не простая, с встроенным сканером и много чего. Мало ли. Срез сработал, усовершенствовал. Забей свой пароль и чтоб он был как можно заковыристей и так, чтоб не пришлось записывать. Как сказал Рома, умеешь ты защищаться. Где наловчился? Не в тайге же.                                                     – Как раз в тайге.- Я не хотел рассказывать о Кормчем, вдруг не поверит.                                                                                                                 – Ромка иди сюда,- позвал Иван друга с улицы.- Садись. Пытать будем Пчеловода. Где он таким хитростям научился, тем более говорит, что в тайге. Ну, колись. – Я рассказал им всё. Всё, что случилось со мной, за то время, что встретил Кормчего. Удивительно, но первым поверил мне Роман. Командир лишь озадаченно фыркал. – Разве такое возможно?- Спросил он, обращаясь к другу.                                              – Возможно, брат, возможно.- Ответил тот.                                                                                                                                                                    – Дела,- протянул Иван.- Сколько ты меня натаскивал, больше трёх лет. А у него меньше года на это ушло.                                                        – Значит, Учитель был хорошим или ученик прилежный,- усмехнулся тот, отпивая чай из кружки.- Ты чем обкладываешься?                             – Углями. Сверху донизу.                                                                                                                                                                                                  – И мозги не вскипают?                                                                                                                                                                                                     – Нет. Не было со мной такого, никогда.                                                                                                                                                                         – Значит, что-то рядом с Москвой не то, если иногда образ пламени, огня, обжигает. Где-то СВЧ или направленные антенны в работе. Был такой проект, израильский, «Медуза» -«Mobile Distributed Unattended Sensor Arrays», в Пиндостане – «Sierra Nevada Corp», город Спаркс, штат Невада. Целью этой разработки - контроль над толпой. Вызвать в голове облучаемых звук нестерпимой громкости, около 120 децибел. Это считай смерть. И это не всё. Снятие биометрических данных и направление микроволнового излучения. С помощью «DISP Spectroscopy» анализировать химические вещества в теле человека (в любых тканях), в том числе и в крови (элементарный анализ крови),  на расстоянии. «Raytheon's Active Denial System», испускает направленные лучи для того, чтобы вызвать резкую и сильную боль в сердце. Ввести в гипнотический транс, передать приказ на убийство, а потом стереть.  Слежение за целью с помощью сочетания акустических, сейсмических, электромагнетических, оптических и прочих датчиков. Что применяется у нас? И ещё. Не подумай, что это фантастика, но есть бесы, питающиеся энергией человека. Энергией эмоций, чувств. И эти эмоции  далеко не любовь. Ненависть, страх, ужас. Войны, теракты и прочие несправедливости будут постоянно преследовать человечество. СМИ уже заточены под это.
Потому даже спорт превращён в добычу человеческой энергии. Значит, будет присутствовать несправедливость. Надо было в Сибирь ехать,- усмехаясь, сказал Роман,- там настраивать. Но, с горем пополам и здесь удалось. Что он тебе рассказывал, Брат твой?                                              – Да много чего.                                                                                                                                                                                                                 – Расскажи.                                                                                                                                                                                              Я рассказывал долго. Они сидели молча, слушали. Было видно, Роману было интересно буквально всё, любые мелочи. Рассказал о пятнадцатом июля. Нет, они не напряглись, будто уже знали из других источников про Катастрофу.                                                                                         – Роман работает на одной, очень интересной точке.- Рассказывал Иван.- В метро, на Трубной. Так вот, движуха там странная, а узнать, никак не удаётся. Сервер, коммуникационный узел, камеры слежения, До сервака не подберёшься, он на втором уровне. Старшой и близко не подпускает.                                                                                                                                                                                                                      – Есть там выход, ещё один, на экстренный случай.- Вклинился Роман.- Лестница идёт наверх.                                                                           – А куда он выходит, знаешь?- Спросил Командир.                                                                                                                                                         – Нет.                                                       
Проговорили весь вечер и ночь. Утром племянник Романа, отвёз меня на Казанский вокзал. Сел в поезд и сразу уснул. Болезнь отпустила, давала передышку.                                                                                                                                                                                                                           Иван связался с Пашкой по инету, предупредил, что я возвращаюсь.   На Алтае, что-то настоящей зимой и не пахло, хотя конечно, не сравнить с Москвой. Не понравилась мне в Москве погода и тучи не наши. Низкие, давящие и слякоть.                                                                            Не знаю, как вычислил Онгудай, но он меня встретил. Так же как с Командиром, долго стукали друг друга по спинам. Сразу отправил меня в баньку, хотя я отговаривал, мол, там намылся, но куда там. И правильно. Банька лишней не бывает. Пока я мылся, они с братаном поменяли на моей машине, резину, на зимнюю. Выдвигаться я решил назавтра, по утру.                                                                                      Рассказал об Иване, другой войне. Лёха, Пашкин брат, рассказал, что у них один мужик ездил на Донбасс. Недавно вернулся. Решили сходить в гости, вдруг ещё, что-то нового расскажет, поделится впечатлениями.                                                                                                      Каково же было моё удивление, когда этим мужиком оказался Старый. Случаются иногда забавные накладки. Выпили, поговорили по душам. Договорились, как связываться, через левый сайт. Уже поздно ночью ушли к себе.                                                                          Выехал я в десять часов. Выспаться удалось, да и надо было, чтоб перегар исчез.

 

           С Кормчим встретились перед поездкой в Ростов. Это произошло в Искитиме.                                                                                   Вышел на автовокзале, на тачке до «Святого Ключа». Окунул руки, прошептал волшебное слово и Брат рядом.                                                           Почему так? Как объяснил Женька.- Ключи, своего рода точки выхода энергии на поверхность земли. Для того, чтоб «проявиться», нужна энергия, много энергии. Она требуется не только от «проявившегося», а больше от того, к кому он притягивается. Своего рода плюс и минус магнита. Энергия любви, дружбы, братства. Если бы со мной не случилась Беда, он так и не смог бы прийти ко мне, потому как наше братство, заменила любовь к семье.                                                                                                                                                  Мне же казалось, что я не затратил ни грамма энергии, но Брат сказал, что при «проявлении» он компенсировал мне мои затраты. Короче, подзарядил мой аккумулятор. Там, в Горном, он вышел ко мне с помощью Кутха, потом уже  подпитывался мной.  Мля, точно вымпир. Мой Брат - Вампир, ха, ха, ха.                                                                                                                                                                                   Оттуда на такси до Новосибирска. Рассказал, что после госпиталя собираюсь съездить Туда, а после, встретиться с Командиром.      До отправления поезда Новосибирск-Адлер, время свободного, завались.  Чтобы не сидеть сиднем, в помещении вокзала, решили прокатиться в экскурсионном автобусе. Салон полупустой. Женька пристроился рядом.                                                                                               - Главное Ключ, в окрестностях Коломны.                                                                                                                                                                    - Почему именно Коломна?                                                                                                                                                                                           – Иван назначит тебе встречу в Коломне.                                                                                                                                                                     – Откуда знаешь о встрече?                                                                                                                                                                                            – Знаю и всё. Старинный город, то, что нужно. Найдём Колодец и проникнем сначала в Срединный, а оттуда, куда не пройдёт никто, а точнее единицы. Может так случиться, мы будем первыми.                                                                                                                                  – И что там?                                                                                                                                                                                                                    – Настоящий мир. Тот, который спрятан от всех.                                                                                                                                                         – Не понял. Он под землёй или на небе?                                                                                                                                                                       – Он в параллельном мире. Тот мир, в котором ты живёшь, перевёрнут. Когда-то было несколько параллельных миров. Что-то выскользнуло, что-то так и осталось, там.                                                                                                                                                                                   – Разве такое возможно?                                                                                                                                                                                                – Да.                                                                                                                                                                                                                                   – Там я смогу обнять тебя по-братски?                                                                                                                                                                          – Да. Помни, поедешь на встречу с Иваном, смотри и запоминай Москву, пригодится. Через какое-то время ты увидишь её другой. Где нет никаких красок, где всё серое.                                                                                                                                                                                         – И куда же всё это денется?                                                                                                                                                                                            – Мы окажемся в другой реальности.                                                                                                                                                                              – В какой?                                                                                                                                                                                                                     – Апокалипсической.                                                                                                                                                                                                      – Разве такое возможно?                                                                                                                                                                                                   – Ты сам в этом убедишься.                                                                                                                                                                                               – И смогу пощупать новую реальность?- Попробовал пошутить я.                                                                                                                              – Да, Брат. Всё так. Твоя Беда выпустила меня раньше. Я должен был встретить тебя только после 15 июля 2015 года.                                    – А что случиться пятнадцатого?                                                                                                                                                                                – Катастрофа. Верь мне и это не мои фантазии.                                                                                                                                                               – И ты как-то замешан в этой катастрофе?                                                                                                                                                                       – Нет. Там я буду «атомный».                                                                                                                                                                                        – Что это ещё за такое?                                                                                                                                                                                                       – В «ЭТОМ» будут «атомные-потерянные» и «атомные-вечные». Потерянные, те, кто потерял разум и способность логически мыслить и действовать. Но они очень хорошие вояки. И безсмертные, почти.                                                                                                                      Мы проезжали по Красному проспекту, Театр оперы и балета.- И что, мне нельзя верить собственным глазам? Здесь останется по-прежнему, а Москва погрузится куда-то?                                                                                                                                                                              – Молодой человек,- обратилась ко мне экскурсовод,- с кем это вы разговариваете?- Она не понимающе смотрела на меня.            Да уж. Действительно, со стороны можно подумать, что я погнал. – Да всё нормально товарищ экскурсовод, я по телефону разговариваю, с другом. Наушник у меня в ухе, беспроводной, блютуз.- Она подозрительно посмотрела ещё раз и отошла в другой конец автобуса, рассказывая о театре.                                                                                                                                                                                                     – Я рассказываю тебе про Москву, а ты присматриваешься к Новосибу. Иван, проснись, о чём думаешь? Запоминать надо будет Москву! Надеюсь, ты понял. Помолчу, а то тебя в дурдом заберут,- сказал он мне, с улыбкой на лице.                                                                             В разговоре с Женькой, я забывал, то, что вижу его, лишь только я и это иной раз приводило к курьёзным случаям. Как сегодня, в такси.   Ехали из Искитима. Мы сидели с ним на заднем сидении, вернее, я сидел там один, для таксиста и разговаривали. Сначала таксист не обращал внимания, слушал музыку и управлял автомобилем. Но, видать, я стал говорить слишком громко, и его внимание переключилось на меня. Мог же Женька толкнуть меня, хотя да, как он это сделает. Очнулся от резкого торможения. – Мужик. Ты с кем это разговариваешь? Погнал, что ли?                                                                                                                                                                                         – Да нет. Я роль учу. У меня завтра  премьера, а времени в обрез.- Я, кажется, успокоил его, а самому пришлось замолчать на время поездки.                                                    

            Командир шифровался конкретно. Интернет - находка для шпиона. Он давал возможность обмениваться информацией, переписываться. Иван всё сделал как надо, оставив лишь неизменным, моё, родное имя. Привыкал к своей, новой биографии. Поменял не только мои документы, но то, что было связано с историей моих ранений. Через своего, знакомого, полковника медицинской службы. Боевое братство - вечно. Всё, что можно исправить с помощью Интернета, сделано. Срез постарался. Мои следы остались лишь на бумаге, где-то там, в архиве.  Договорились встретиться в Москве.                                                                                                                                                     Наблюдая по ящику, казалось, будто их опыляют чем-то, с воздуха. СМИ здесь лишь на четверть. Я понимаю, им дали мечту – жить в Европе, но, с условием - свернуть собственное производство. Парадокс.                                                                                                                              Туда я попал из Ростовского госпиталя. Поменял протез и поехал. Хотелось посмотреть, что же в действительности представляет, из себя, борьба за Русский мир.  Себя я мог предложить в качестве инструктора сапёра, снайпера, стрелка, гранатомётчика, связиста, пулемётчика.                                                                                                                                                                                                                              Сначала мне показалось, что всё, что заявлено о Русском мире так и есть, но, что-то неуловимое, постепенно меняло ощущение от действительности.  Пообщавшись с местными ополченцами, уяснил одно. На Уркаине никогда не было, и нет украинцев. Есть русские, евреи и жыды. Где евреи могут стать как жыдами так и русскими. Всё зависит от их предпочтений.                                                                                    Как сказал их сдохших мойша-иах -   «Через 20 — 30 лет надо будет думать о переселении громадных масс цивилизованных народов севернее их нынешнего проживания. К тому времени на Кубани, в Ростовской области, на Украине будет изумительный субтропический климат, а в Черноземье и на севере Украины — климат сегодняшнего Предкавказья. Если вспомнить историю, то нужно признать, что эти земли — исконные земли древне — иудейской Хазарии, то есть Израиля, захваченные Киевской Русью в Х веке. Славяне здесь временные гости и подлежат выселению. Мы вернем эту территорию и создадим на этих благодатных землях Великую Хазарию — иудейское государство, как и 50 лет назад создали Израиль, потеснив палестинцев. Сюда переселится часть израильтян…». Всё так, но зачем уничтожать землю, травить реки, вырубать леса? Значит для верхних левелов присмотрели места получше.                                                                    Реконструктор. Отношение сначала трепетное.- Вот он защитник Русского мира! Но со временем и поступающей информации, всё перевернулось. Хотя на это ушло два года.                                                                                                                                                                 Его Крым, это не выполненное им, кем-то порученного задания - повязать кровью.  Не бывает бывших конторских, есть лишь дистанционное управление кадрами. Во власти, спецслужбах, есть силы, кому ввязывание России в войну, на руку.                                                         Его огрехи в назначении командиров. Читалось - прежде всего, преданность и ещё раз преданность, лично ему. То, что и было главным в его работе. Самым главным. Те, кто пришел добровольцем и до этого был военным профессионалом, могли заметить его некомпетентность. Его задача - тасовать, путать.   Из некоторых, неопытных командиров, никаких, выросли зрелые и опытные. Но в начале, именно в таком, новом качестве, они были не нужны.  Тогда он бог, в том числе и для себя, если хотите Колян Второй и с той же задачей, развалить. И ещё. Любитель таинственности, тумана. Это придавало ему веса, что ли. Реконструктор – где Я, будто – Мы.                                             Его разборки с «Мерзким старичком», Ходаковским, Бесом и ещё многими, понт. Реконструктор одна нить, «Старичок» - вторая нить, и так далее. Но в конце, все эти нити наматываются на одну «Катушку». Сколько в действительности нитей, не посчитать. Да, они могут и не знать, что управляются одной «Катушкой», но это лишь добавляет естественности в их склоки. Главное заварил кашу.                                 Но то, что в четырнадцатом, Донбасс России был не нужен, это тычапятьсот.                                                                                     Когда я уезжал Оттуда, я даже не мог себе представить, что лучшие окажутся в подвалах или их просто будут уничтожать. Безсовестно и подло, вплоть до неизвестно откуда взявшегося, убивающего гриппа. Когда это случилось впервые, я понял - их не остановит никто. Представители внедрены и не в виде пушечного мяса. Командиры - Благодетели. Пламенные речи, гуманитарка, финансовые потоки, волонтёры, инструктора, корреспонденты, оказание помощи раненым и детям. В любом случае они запомнятся только хорошим. При делёжке портфелей их «подвиги» выйдут на первое место. Одним словом - кубло.                                                                                                                   Есть лишь одна сила, действующая по всему миру, безпридельно и ей, в который раз, всё сойдёт с рук. Так и получилось. Она может действовать, как открыто, с освещением в СМИ, так и скрытно, при полном их молчании. Ответ прост – В чьих руках СМИ?                                  Никто не спешит останавливать гражданскую войну. Но тогда, в ноябре, во время Первого Минского «перемирия» все жили надеждой, на что-то.                                                                                                                                                                                                                        Попросили кое-что завести в Алчевск. Там сел на проходящий Северодонецкий автобус, до Ростова. В автобусе познакомился с дедом. Он ехал из Стаханова, и потому мне было интересно сравнить свои ощущения с его рассказами. Да, Мозговой, Дрёмов, но непосредственно, в некоторых подразделениях, некомпетентность. Дурные приказы. Обычный рэкет, от невозможности как-то существовать ополчению. Будто кто-то спецом, заранее,  загнал в такие рамки.                                                                                                                      Сидя в автобусе, мы пришли к одной интересной мысли. Дело было так. По расписанию мы должны были прибыть в Ростов, в шесть или семь часов, в зависимости оттого, как пройдём таможню.   На таможне пришлось подзадержаться, а, выйдя на трассу, попали в мощный поток машин. И вместо шести, семи, мы добрались только к двенадцати. Так вот, Старый обратил внимание на возрастающую напряженность и нервозность в салоне автобуса. Народ не поменялся, поменялось напряжение, будто кто-то переключил с плюса на минус. – Знаешь Иван, завести народ можно легко, вот так. Обманув ожидания.                                                                                                                        Я был согласен. Действительно, пассажиры стали нервными и агрессивными, поменявшись просто на глазах. Такое чувство, поднеси зажженную спичку и они вспыхнут. Я думаю, то же происходит сейчас на Уркаине. Вот она Европа, рядом, совсем близко, а добраться, никак не получается. Слабые, умирают не дождавшись, кто-то уезжает за границу, кто-то ударяется в алкоголь, наркоту, в АТО, бандитизм. Организм ищет выхода отрицательной энергии и его замыкает. И лишь Интернет даёт возможность вылить накопившийся яд.
             Заехал к Хамиду. К родителям Амины не пошел. Попросил, чтобы он не говорил о моём визите. Не знаю, ну не мог я переступить порог их дома. Это было выше моих сил. Хотя и прошло время, но я боялся посмотреть им в глаза. Трус я? Да. Съездили вдвоём на могилки Амины и детей.                                                                                                                                                                                                                               Кадыровцы отстали от него, пришлось заплатить. Я не стал спрашивать, сколько он отвалил отступных, да он бы и не сказал. Хамид переехал в село, к Кряжу. Это устроил Иван. Переговорил с ним, объяснил про тёрки с кадыровцами, тот с земляками.  Мужики поняли и приняли.  Не все уважали молодого Кадырова, много косяков от его «лихих» нукеров претерпели ставропольцы.                                                Джигиты приезжали на территорию области оттянуться, погарцевать. Так назывались пьяные дебоши в местных кабаках. В Чечне сильно не разгуляешься, могут и по рылу надавать. Обратно же, Коран и водка не совместимы. А вот на территории соседней области можно вести себя безпридельно.                                                                                                                                                                                                   Из Краснодара приехал Сирота. Вначале прикалывались надо мной.- Слушай, ты на инока похож. Вылитый.- Глядя на мою отросшую бороду и длиннющие волосы. А я привык к своему новому образу и не обращал внимания на их подколы.                                                          Сидели у Хамида на дворе, за столом, под яблоней. Сначала как обычно нахлынули воспоминания. Чёрное, пытались не вспоминать. Про Кормчего я промолчал, а то подумают, что с дуба рухнул. Мало ли, хоть и друзья. Потом пытали про поездку Туда.                Кряжу и Сироте родители запретили.- Хватит, навоевались! О нас и детях подумайте!- И, правда, сначала Приднестровье. Потом Абхазия, где, кстати, они были заодно с Басаевым. Потом Югославия, Чечня. Сейчас собирают гуманитарку, отправляют казакам, в Стаханов.                              Как я понял из их разговоров, Козицын, так называемый атаман Всевеликого Войска Донского, не пользовался у них авторитетом. Кроме того, им не нравилось, когда Гуньдяй влезал в назначение атаманов. Я этого не знал. Для меня было диким то, что какой-то поц может отменить выборного атамана и назначить своего, лояльного. Хотя мои друзья были староверами, но это нисколько не влияло на братские отношения с православными казаками.                                                                                                                                                                          В Москву ехали вдвоём с Хамидом. Ему нужно было встретиться с мужиком, когда-то воевавшим вместе с ним, в батальоне «Запад».   Чтобы не заморачиваться, откупили полностью купе. Мы мало общались, на так называемые, отвлеченные темы. Хотя назвать их отвлеченными, нельзя. Всё в нас цепляется за всё. Так устроен человек, кто живёт не одиноко, а в окружении родни. Мне было легче в этом плане. А может как раз и наоборот, кто его знает.                                                                                                                                                              В начале девяностых Арсановы были в оппозиции дудаевской власти. Им этого не простили. В 1996 году боевики расстреляли 29 мужчин из числа потомков святого шейха Дени Арсанова. Дерево рвут с корнями. Отростки вырубали после. Хамид принадлежит к чеченскому вирду, накшбандийского течения суфийского ислама, шейха Арсанова.                                                                                                                 Самый, большой вирд Чечни, вирд Курты. Ахмад Кадыров прямой потомок Ильяса-Хаджи, ближайшего сподвижника Кунты. Почему Ахмада Кадырова убили?  Вот за эти слова – Сионисты ведут войну в Чечне против России. Среди бандитов нет арабов, это еврейский спецназ, внедренный.                                                                                                                                                                                                                       Просто для себя – Суфии, сильнее националистов, потому что обладают духовной закалкой, религиозным тренингом. Взять любого завоевателя. Завоевав территорию и установив свои порядки, они незаметно лишаются силы, погрязнув в склоках, разврате, коррупции, в мздоимстве. Ведь цель достигнута. Так погибали большие и малые империи. Так погиб СССР.                                                                        У настоящего суфии, цель недостижима. Как у того же Радонежского. К ней, можно лишь безконечно приближаться, работая над собой. Настоящему суфию дали мечту, за которую, не жалко умереть. Тот господин - Кто не боится смерти. А смерти не боится тот, кто способен подняться над материальным. Хадис – Рай окружен болью.
                  Командир указал, в какой кафешке ждать его связника, в строго определённое время. Человек пришел только на четвёртое, моё посещение, злосчастной кафешки. Подошел парень, сказал пароль. Сели в автомашину и уехали. Наш конечный пункт за городом.  Выбирались очень долго, время выходных, жители столицы выезжали на дачи.                                                                                                                        Коттеджный посёлок. На въезде шлагбаум, охрана, всё строго, как КПП в части. Асфальтированная дорога и заборы из профиля, по шесть метров высотой.  Механические ворота. После сигнала по рации, открыты загодя. Въехали на территорию.                                                           Меня встречал Иван. Обнялись. Долго стучали по спинам, будто сто лет не видались. Хотя не прошло и года после, последней, нашей встречи.  Прошли на закрытую веранду, с обратной стороны большого, двухэтажного, кирпичного дома.  Там нас ждали трое человек.                  Один, совсем почти старик, если не смотреть в чистые и довольно цепкие глаза.  Второй помоложе, но старше Ивана. Третий, одногодок Командира.  Тот, третий пробовал защиту, и я это почувствовал. Хотя он и не показал виду, но как я понял, по его заинтересованному взгляду, он не ожидал такого, он простого солдата.                                                                                                                                        Первые двое просто пожали руку, третий представился Романом. Роман, голубоглазый, худощавый мужик. Выше среднего роста, с седыми, почти белыми волосами. Все трое, родственники, уж очень они похожи.                                                                                                               Предложили баньку, я согласился. Соскучился по настоящей бане.
                                                                                                          
                                                                                                        Второй раз, через неделю, в неестественно, солнечный день. Первые, настоящие сосульки. В дровянике по-настоящему тепло, даже пар изо рта не шел. В Домовине даже пришлось открыть лаз.                                                                                                                                                   За день до этого, я очистил родник от снега. Почти. Так как полностью очистить, не представляло возможным. Уж слишком много его, да и не закинешь далеко.                                                                                                                                                                                                      Снегом, забивал оцинкованный бак и разогревал на костре. Нагрел целую ванну. Помылся как смог. Для пущего комфорта, закатил двухсотлитровую бочку, развёл в ней костёр. Получилось.                                                                                                                                                       Хорошо почувствовать себя чистым, после нескольких месяцев бомжевания.  Помытый и причёсанный, я напоминал себе Христа, с картины, видимой мною где-то в журнале.  Сварил суп из пакета, гороховый, испёк пару лепёшек. Хотел позвонить Онгудаю, но передумал, вдруг кто-то из конторы на стрёме. Хотя мобилу Толик и купил на своё имя, но надо быть осторожным.                                                                            Я ждал этой встречи, понимал, он придёт. Приготовился ещё днём.  Выбил две доски, в задней стенки дровяника. Соорудил небольшой лаз, чтобы можно было выходить напрямую, к роднику.  Для более безопасного спуска на дно оврага, вбил несколько обрезков полудюймовых, металлических труб. По верху прикрутил три черенка от лопат. Получился вполне приличный спуск, хотя и без ступеней.                    Это случилось снова ночью. Сейчас никто меня никуда не вызывал. На этот раз я решил самому попытаться вызвать его. Встал ночью, пошел к Ключу.                                                                                                                                                                                                                 За ночь, поверхность родника промёрзла, покрывшись корочкой льда. Разбивал ножом, выкидывая осколки льда наверх. Сел рядом с родником, закатал по локоть, рукава рубахи. Опустив ладони в воду, закрыв глаза, произнёс.- Ключ.                                                                                  Кормчий сидел напротив меня и улыбался, своей, неподражаемой улыбкой. Не знаю почему, но в это раз я плакал. Какая-то неведомая птичка билась у меня в груди, будто прося, чтоб её выпустили. Это была моя печаль. Печаль о родных и близких для меня человеков. Они проходили передо мной чередой, нескончаемым поток. Некоторые знакомы лишь мельком, но сейчас они были частицами чего большого и одного. Я не стеснялся своих слёз. Будто они очищали меня изнутри от чего-то, наносного, не хорошего. И где-то там, далеко, далеко, строки из песни - « Почему всё ни так? Вроде всё как всегда: То же небо - опять голубое. Тот же лес, тот же воздух и та же вода, только он не вернулся из боя.»                                                                                                                                                                                                  – Ты, что-то хочешь узнать?- Его вопрос вывел меня из оцепенения.                                                                                                                       – Да,- машинально ответил я.                                                                                                                                                                                          – Спрашивай.                                                                                                                                                                                                                   – Как и где попали в засаду?                                                                                                                                                                                              – Ни о том ты спрашиваешь. Ни о том. Я серьёзно. Разве сейчас это имеет значение. Наступает другое время. Живи будущим, больше чем прошедшим и настоящим. Скоро случится очень много необычного.   И к этому ты должен быть готов. Понял?                                                     – Да.                                                                                                                                                                                                                                 – Вот и хорошо. Первым делом научись ставить защиту. Защиту от чтения. Чтобы никто не смог прочитать тебя. Учись ставить обманки. В данный момент это самое главное. И не только для тебя, для многих, а тот, кто не спрячется, тому будет очень сложно. Помнишь, как Иван учил нас, ходить по углям?                                                                                                                                                                                  – Да. Как же.                                                                                                                                                                                                                      – Нам было дико и страшно, хотя мы в таких переделках побывали. Но оказалось, угли на самом деле могут не только жечь, но и предохранять, от неприятностей. Они включили неизвестное в нас. Так иногда нужное. В нас, что-то должно включаться только через боль и страх                                                                                                                                                                                                                                            – Но ведь это не спасло вас......                                                                                                                                                                                           – Знаешь, это так. Но мы смогли увести их от тайника. А ведь им был известен наш маршрут, и засада была устроена очень профессионально. Но всё же мы почуяли её и сменили маршрут следования. Мы поняли, что нас  сдали и больше уже не передавали свои координаты. А выбраться оттуда мы всё равно, не смогли бы. Мы были окружены. И ещё. У них был тот, кто очень хорошо разбирался, как вскрывать мозг без оперативного вмешательства.  И потому, мы встретили собаку и проиграли. Нам стало, её жаль, а она привела их. Но главное мы успели спрятать.                                                                                                                                                                                                                     – Что это было?                                                                                                                                                                                                               – Кейс. Титановый. Так вот, чтобы тебя не вскрыли, как раз и нужна защита.                                                                                                                  – И как её поставить?                                                                                                                                                                                                       – Я постараюсь научить тебя.  Помнишь, как Командир говорил.- Есть ли у вас то, что для вас самое дорогое? Ценнее жизни. Мы с тобой сказали дружба.                                                                                                                                                                                                         Да, я помнил. Иван поставил нас напротив друг друга, по обеим сторонам костра.- Закройте глаза и идите навстречу друг другу. Тот, кто первый шагнёт на угли, охранит своего друга.- И мы шагнули. Даже не закрывая глаза. Мы же братья.  Потом топтались по углям, кружились, взявшись за руки.  Мы чувствовали, как внутри нас рождается, что-то неведомое и необъяснимое. И это, что-то - единое.                          - Вот так же и вообрази,- продолжил Женька.- Ты стоишь, на углях. Думай лишь о том, что впереди только хорошее.                    Я закрыл глаза, вспоминая те чувства, что испытал тогда. Во-первых, было смешно и щекотно подошвам, а в тело входило, что-то тёплое и вечное. Дружба, братство, любовь. Вот почему ушел из памяти Женька. Вместо забываемой и кажется ушедшей дружбы, братства, пришла любовь к женщине, следом, к детям. Вот для кого я смог бы пожертвовать жизнью. Что было если бы, Кормчий остался в живых? Может, я не встретил бы Амину и у меня не родились дети. А потом Беды. Или это произошло как-то по-другому?  Я чувствовал, как тепло постепенно поднимается снизу вверх, окутывая всё тело. Угли были сейчас не только под ногами. Они окружали всё моё тело, разогревая мою кровь и ускоряя поток.                                                                                                                                                                                                                     - А вот этого не надо,- услышал я его голос.- Пусть всё остаётся в покое. Именно так и ловят неопытных Ходоков.                      Я попытался остановить поток крови. Получалось не очень, если не сказать, что не получилось совсем.                                                                                     – Не торопись. Начни всё сначала.                                                                                                                                                         Так продолжалось очень долго. Я уже отчаялся, когда моя рука нечаянно нащупала камень Тишины. Я сжал его, и у меня получилось.  И так несколько раз.                                                                                                                                                                                                                                       – На сегодня хватит. Отдохни. Дома, повторяй урок по нескольку раз в день. Доведи до автоматизма. Придёт время, и мы с тобой сходим кое-куда.                                                                                                                                                                                                                                 – Когда?                                                                                                                                                                                                                            – Не торопи события, они сами поторопят. Приходи когда захочешь. Мы продолжим заниматься.                                                                          – Почему мне нельзя дотронуться до тебя?                                                                                                                                                                   – Во-первых, ты ещё не готов. Во-вторых, не получится.                                                                                                                                                  – А когда?                                                                                                                                                                                                                    – Всему своё время. Вижу в твоих глазах вопрос. Меня увёл Поводырь, через Колодец.                                                                                                – Но как.......                                                                                                                                                                                                                       – Тот день, день нашего с тобой, Рождения. Иногда так сходится. Место и Время. Наша встреча, то же Время. Я ждал этого мига. Очень. Я сам ещё Ученик. Раньше, давным-давно, всё было другое. И Место, и Время.                                                                                                            – Ты знаешь, что было там?                                                                                                                                                                                             – Да. Та информация,- Кормчий немного помолчав продолжил,-  она в то время была жуткой, но...... Мы нарушили приказ, вскрыли чемоданчик. Но активировался маячок. Там их было два. Один снаружи, другой внутри. Вместе с маячком должна была сработать взрывчатка. Предательство.....   Понимаешь, наступает время, время предательств. Время, когда им будет некого бояться. Они захватили буквально всё, весь мир. Если и будут разборки, то только между ними, внутри. Всё устаревает, а любая информация так же стирается временем. Становится не актуальной. Ты прекрасно знаешь – Кто владеет информацией, тот владеет миром. Представь она у тебя в руках? И что. Ты расскажешь десяти, сотне, тысяче и что? Кто тебе поверит? Информационные потоки, через какое-то время они возьмут в свои руки - Повсеместно. Вас будут чипировать. Хватит на сегодня. Я ведь не волшебник и как обычный человек теряю энергию и чтобы проходить Колодцы, мне приходиться забирать её у тебя Я, для тебя, вампир.                                                                                                                          Меня мучил один вопрос, жег калёным железом. И он прочитал его. - Да, ты прав. Не случись с тобой Беды, мы не смогли бы встретиться. Место, Время и Боль открывает Колодцы.
                   Я уходил спокойным. Это действительно так. Даже Боль утихла, та, большая. Я потерял их, но нашел Кормчего. Дилемма. Как смириться с этим - Теряя одно, ты находишь другое. И это называется жизнь? Или, что-то другое?                                                                                           В этот раз Капсюль не шугался как в прошлый раз. Хотя встречал меня как обычно на поленице дров, сверкая своими глазищами. Что-то подсказало ему, со мною всё нормалёк. Он спрыгнул на топчан, подошел ко мне, стал ластиться. Поели и легли отдыхать.                                                                                                                                                                                                                                            Капсюль привычно улёгся у меня в ногах, а я, сомкнув веки, повторял приёмы защиты. Как оказалось, эти приёмы отличное подспорье для хорошего сна. Лёгкого и короткого. Вместе с обучением от меня ушел сон. Нет, я мог спать, но уже не так как раньше.              Мне хватало пару часов, чтобы выспаться. Уже не было того состояния полудрёмы, после сна. Он резко обрывался, и уже не хотелось поваляться на топчане.  Хотя в течение суток я мог позволить себе кимарнуть полчасика.                                                                                                       И снова боль. Все промежутки забиты ею, до подбородка. Но сейчас я знал, эта боль проходящая. Как сказал Кормчий.- Они многих держат на ней, тех, кто хочет выйти из их подчинения.                                                                                                                                                       На улице солнце начинало прогревать, конкретно. Понемногу снег опадал, а под ним появлялась талая вода.  
                1390391707_013                           Первая встреча с Кормчим.                                                                                                                                                                           В этот раз скрючило конкретно. Волком выл, на стены лез. И так подряд месяц, без перерыва. Немного отпустило и Ворон.                                               За дровяником у меня овраг, летом там бьёт родник. Зимой его заметает, так, что, кажется место ровное.  Глубина оврага метра два, если не больше. Летом он образует небольшое озерцо, которое иногда наполняется почти до берегов, после интенсивных дождей. В спокойном состоянии, воды в роднике до колена или немного выше.                                                                                                                                            Так вот, снится мне Ворон, откуда-то сверху камнем падает. Даже наст его не остановил. Пробил корку и пропал под снегом. Я ещё подумал.- Для чего? Поиграться решил?  Потом, будто мне кто-то его показывает, через пробитый, снежный тоннель. Стоит Ворон, пьёт воду. И не так как обычно, задирая клюв вверх, а как человеки. Я ещё подумал, может у него насос какой-нибудь в желудке. На аккумуляторе работает? Бля, точно ёбнулся. Но не это главное.  Напротив Кутха, парень, двумя ладошками зачерпывает воду и пьёт. И тут я совсем охуел, он поднимает лицо – Кормчий. Это был он. Всё в том же, зимнем маскхалате поверх бушлата, в котором я его видел последний раз. Меня будто током ударило.   Сидит на корточках, смотрит на меня и улыбается. Живой. И глаза, будто говорят.- Брат, иди ко мне.                                                                                                                                                                                                                                                         Хорошо, что не стал гадать, в могилу он меня зовёт или ещё куда. Вскочил, напугав до чёртиков Капсюля. Тот аж ломанулся под топчан.  Я как бы проснулся, а в Домовине светло, как днём, на улице.   В печи тлеют угли. Стол, лавка, сидушка из ящика, топчан. А я будто лунатик. Потянул за обрезок черенка и люк плавно поднялся вверх, открывая лаз. Спокойно закрепил за скобу верёвку, поднялся по чуркам наверх, в дровяник.   Меня будто кто-то направляет, зная наперёд, чтобы я делал в этой ситуации.  Выйти из дровяника и днём проблема, а ночью вообще невозможно. С улицы дверь заметена почти до крыши. Наветренная сторона. Если я выходил, то выходил через крышу. Раздвигал две доски, вылезал на крышу, а оттуда уже на снег, позади дровяника. Там у меня лыжи на постоянку.                                                                     Этот раз по-другому. Я толкнул дверь и она открылась.  Плавно, даже не скрипнув, хотя я помнил, летом ржавые петли скрипели, будто ножовка по металлу.   На улице морозно и светло, но я холода не ощутил. Небо чистое, всё в ярких и близких звёздах. Лишь Луна за тучкой, будто спряталась или её кто-то спецом заныкал?   Обошел сортир по насту. Он будто каменный, даже снег не скрипит под торбосами. Стал, прижавшись  спиной к дровянику, разглядывая снежную поляну. Да, так и есть. Дыра в насте, как раз там, где летом родник и оттуда струйка пара. Вдруг снежный вихрь и Кутх.                                                                                                                                                              Он стоял на снегу, увеличиваясь на моих глазах в размерах. Размером так, со слона, будто его только, что накачали насосом, от лисапеда. А взгляд, две черные впадины слева и справа от большущего клюва. Они, что-то спрашивали или требовали, я никак не мог понять. Первое, что вырвалось у меня – К, а в мозгу Кормчий. Моргнул, как бы подталкивая меня к чему-то. Получалось – О, вторым. Ворон больно клюнул, пробив клювом торбаса. Р. Обратно не правильно. Что же я должен знать? Ведь точно, это я должен знать. Надо думать, что же......  Ладно, быстро в голове.- Родник.- Нет не то, это видно по его черным колодцам. Ключ! Да, всё правильно, Для кого-то родник, для кого-то Ключ.   Кутх удовлетворительно каркнул, сдулся до нормальных размеров и взмыл вверх.  Тут случилось неожиданное, снег будто расступился передо мной, обнажив землю, с оставшейся ещё с осени, зелёной травой. Я спускался на дно оврага, а там меня ждал Женька.                                                                                                                                                                                                                                                       Я хотел обнять его, но он лишь помотал головой, как бы говоря.- Не делай этого!                                                                         Присел на корточки. Мы смотрели друг другу в глаза, нас разделял лишь Ключ.  Он, что-то читал во мне, на глазах меняясь в лице. Кормчий  узнавал, чем я жил после его пропажи. Назвать пропажу смертью, при нём, я не мог.  А я старался разглядеть, что-то в его взгляде, но это оказалось невозможно.   Потом я услышал его голос.- Не надо трогать меня, это не приведёт ни к чему хорошему. Ещё рано.                                                     Вот он, всё такой же молодой, как когда-то я.  Они пропали после девятого февраля, нашего общего дня рождения. Точно, сегодня день нашего рождения. Как он узнал меня в обросшем мужике?                                                                                                                                            - Я тебя любого узнаю. Опусти руки в Ключ.                                                                                                                                        Я погрузил обе ладошки в воду, и меня будто затянуло туда, полностью, с головой.  Я был совершенно сухим и мог дышать. Вода как прозрачный кокон окутывал меня и Женьку. – Я представляю, что ты пережил. Сын мог вырасти большим, таким как я. Благо Дарю. Хотя Беда отняла у тебя всё, не вздумай уходить из своего мира. Ты нужен здесь.                                                                                                                                   – Для чего?- Спросил я.                                                                                                                                                                                                   – Прежде всего, для того, чтобы стать Чело Веком.- Он так  и произнёс это слово, раздельно, как когда-то Тишина. – Это не то, что ты думаешь. Чело Век это видящий века. Помнящий века. Живущий в веках.  Охраняющий Века.                                                                                            – Как,- я замялся,- как вы пропали и где?                                                                                                                                                                         – В следующий раз. Это наша с тобой первая попытка. И она удалась.  Ты нашел свою мать. Ворон прилетал от неё. Она будет помогать, и заботиться о тебе, через него.                                                                                                                                                                                    Только сейчас до меня дошло, мы разговариваем, не открывая рта. Просто, в голове звучит его голос. Кормчий смотрел на меня, будто видит меня в последний раз. Или может, я прочитал его взгляд неправильно?                                                                                                                – Ты мучаешься неизвестной болезнью.                                                                                                                                                                     – Откуда ты знаешь?- Вырвалось у меня машинально. Хотя понимал, он видит во мне то, о чём я и не подозреваю.                                                - Тебе необходимо выгнать из себя глиста. То, что называется Зависимостью. Их Зависимостью. Во-первых, бросай пить. Пиво, водяра, это их продукт. Хочешь, гони самогон, но и это не выход. Не кури их сигареты. И еда должна быть настоящей. Пусть и не большой выбор. Множественность это их отрава. Фильтруй информацию. Хотя....  у тебя своё. Те корни, что ты пьёшь, правильные корни. И запомни, будет жуткая боль, но ты не должен отчаиваться. Всё у тебя получится.                                                                                                                            – Подожди. И долго это будет продолжаться? Я от этой блядской боли на стены лезу, второй год.                                                                         – Надо терпеть. Иначе никак. Нет такого лекарства, что заберёт боль. Кот тебе помощник. Волчонок и Камень.                                                    – Откуда ты знаешь про Волчонка?- Спросил я, невольно прижав ладонь к рубашке на груди. Там, под ней, на кожаном ремешке, мой Волчонок.                                                                                                                                                                                                                                   - Про Волчонка спросил, а про Камень забыл, а? Я вижу, что для тебя самое дорогое. Я знаю историю Волчонка, а вот про  Камень расскажи.                                                                                                                                                                                                                                       – А что рассказывать-то. Ты же прочитал.                                                                                                                                                                       – Смотри мне в глаза.- Я уставился в синие озёра Женькиных глаз. - Надо проверить его. Защита у него настоящая.                                      – Как ты будешь проверять?                                                                                                                                                                                              – Это пока мне не под силу. Но у меня есть Поводырь. Он разберётся.                                                                                                                        – Поводырь?                                                                                                                                                                                                                 - Да. Такой же, как и у тебя, сейчас.- Сказал он улыбаясь.  - Ладно, об этом потом. Камень и Волчонок.  Но это не отменит боль, всего лишь разобьёт на отрезки. Отрезки, чтоб дать тебе отдохнуть. На первый раз хватит.  Мы встретимся с тобой. Помни Ключ у Ключа. Сейчас, прости тебе надо уходить.- В его взгляде читалось, он не примет возражений. Последний раз глянул в его глаза. Он подмигнул мне и мне стало спокойней.                                                                                                                                                                                                            Сначала, кокон, вернул меня на прежнее место, у родника,  Потом я начал подниматься наверх, ни разу не поскользнувшись. Я шел спиной вперёд, будто знал, что так и надо. Он смотрел на меня снизу, улыбаясь.                                                                                           Когда я снова очутился у стены дровяника, снег над родником будто застегнулся на молнию, заровняв и распрямив наст. Идеально, будто нечего не нарушено.   Так же задом наперёд я дошел до входной двери, зашел внутрь сарая. Было слышно, как снаружи снег вновь засыпает дверь. Больше меня нечего не сдерживало, я становился самим собой.                                                                                                                  Повернулся к лазу и только тогда ощутил морозный воздух, ночи. На автомате спустился вниз. Присел на лавку, достал самосад и бумажку. Свернул папиросу, прикурил, присел возле печки.  Открыл дверку, курил, подкидывая дрова.                                                                                На ночь, обычно, я подлаживал самые большие обрезки или вообще чурки, чтоб они дольше шаяли, а самодельной заслонкой регулировал тягу.  Я смотрел, на разгорающуюся чурку и мне было, ну просто превосходно. Будто, что-то изменилось, со мной, с окружающим меня миром.  Хотя Домовина лишь кусочек мира, моего, с Капсюлём, но в воздухе витала надежда. Не знаю, как выразить, но, что-то внутри  меня пело. Нет, жизнь продолжается.                                                                                                                                                                                     Сейчас я был уверен, будет трудно как всегда, но терпимо.                                                                                                       Это, что ещё такое. На верху поленицы из горбыля, Капсюль, смотрит жалостливо и проникновенно. Что его занесло туда? Обычно его с топчана не сгонишь. Хотя нет, он понял, со мной произошло, что-то, а что именно он не мог врубиться. Хорошее или плохое?                                                             Ради такого случая, выделил оставшуюся, полбанки тушенки, канторских. Поднялся в дровяник, принёс мороженную консерву, разогрел. И даже разрешил ему устроить трапезу на лавке, подложив старый журнал, который выполнял у меня. роль разделочной доски. По-такому случаю сожгу, решил я, принесу новый. Что-что, а у Очумая старых журналов, книг, хоть завались. Видать очищал у себя и стариков от ненужной печатной продукции.                                                                                                                                                                        В благодарность, Капсюль не борзел, сидел скромно возле банки, вдыхая очумительный запах мяса. Он ждал моей команды. Сегодня до него дошло, его Хозяин не простой алкаш, а привилегированный. Если может вот так, среди ночи, в одной рубахе, выходить на мороз. И ещё тушняк. Нет, за таким хозяином не пропадёшь. Значит, правильно я поступил тогда, вовремя подал цинк на счет шухера.
                        Мне приснился Тишина. Первый раз мы с ним встретились в Гуаньджоу.                                                                                            Да, было время.  Поездки по оптовым рынкам Маньчжурии и Харбина. Закупки в Урумчи, у уйгуров. Знаменитые клетчатые баулы. Пекинский Ябаолу.  Фабрика и «нефабрика». Фабрика на юге и юго-востоке. «Нефабрика». На севере тысячи контор. Товар хотя и не высшего качества, но для тех времён, вполне приличного. Цена-Качество. Можно напороться и на откровенное дерьмо. Когда у модных тогда пуховиков, за неделю, пух осыпался вниз подола куртки, превращая владельца в грушу. Или вообще был смешан с травой и куринным дерьмом. Лопались молнии. У кроссовок отваливались подошвы.                                                                                                                                                         Ещё один вывод - Китайские менты - Конкретные Боги.                                                                                                                       Наталья решила съездить на юг. Посмотреть более развитый Китай. Гуаньчжоу, Шанхай. Здесь были вещи высочайшего качества, но и цены кусались. К тому же, расстояние до Амурской области не сравнимо, с тем же рынком в городе Маньчжурия.                                                                        Вот, на оптовом рынке Гауньджоу меня и нашел Тишина. Почему нашел? Он сказал это позже.                                                    Он выделялся, будто белая ворона, среди замызганных воробьёв. Отличался, от снующих вокруг, хитрых и пронырливых продавцов, носильщиков, грузчиков. Всё равно, что эту публику переместить в какой-нибудь в Аппер Хауз или Риц-Карлтон. И ведь благодаря Тишине нам удалось побывать там. Сянган буквально ошеломил.                                                                                                                                                                  Вид из окон! 400 с лишним метров над землёй. Зона с бассейнами на 118 этаже.  Его, даже не знаю, прикид, манеры, вызывали удивление, на оптовом рынке.  Кошачья походка. Даже то, как он смотрел из-под солнцезащитных очков.                                                                  Как он определил, что ему нужен именно я? Не знаю.                                                               
Второй раз мы встретились в Харбине. Он позвонил мне, спросил, когда я собираюсь за товаром. Короче договорились встретиться.                                     Он нашел нас на оптовой базе. Наталья уехала на наёмной машине, с товаром, а мы с ним на его хату.                                       Трёхэтажный, старой постройки дом, почти на окраине города, за высокой оградой. На улице жара, но в доме благодать. Кондиционеры впускали в помещение лишь прохладный воздух.                                                                                                                                                                            Мы сидели за столом, на третьем этаже.  Хотя по пути, я не встретил ни одной, живой души, чувствовалось, в доме кто-то есть и этот или эти, подчиняются чьему-то приказу.- Не высовываться!                                                                                                                                                Говорили обо всём понемногу. О ценах, погоде, политике. О будущем России.  Тишину больше всего волновало именно это.          А что я мог ему рассказать. Барахолка, она и есть барахолка. И как-то незаметно перешли на тему о Чечне.                                                                          – Скажи Иван-Бин,- с неуловимым акцентом спросил он,- неужели всё так останется. Бандитское государство будет существовать у вас под боком?                                                                                                                                                                                                         – Да откуда я знаю. Что там, в Кремле думают. Там же Алкаш, что с него возьмёшь. Знаешь Джади Ю Ан,- я произносил его фамилию с трудом,- если по-моему, то нечисть надо зачищать. Нечего хорошего из этого гнойника не выйдет.                                                                     – Называй меня Ишенбусяй. Так  легче?                                                                                                                                                                         – А что означает это слово?                                                                                                                                                                                              – Тишина. – Я посмотрел ему в глаза. В этот раз он не стал их заковывать в лёд, сторонится. Там, глубоко, было, что-то такое, что  притягивало и пугало. Чем-то его глаза напоминали, глаза змеи. Тёплые и в то же время ощущалось, в любую минуту они могут выстрелить ядом. Я хотел узнать его получше. - Возьми,- сказал он и протянул мне камешек, размером с куриное яйцо. Пусть они хранят тебя.                                                                                                                                                                                                                                                               – Кто?- Спросил я.  – Тянь-Шан. Уста Небес.                                                                                                                                      На камне выгравировано несколько иероглифов.  – Камень будет сопротивляться Судьбе. Иногда лучше идти своей дорогой, не полагаясь на Судьбу. И ты дожжен идти. Ты Иван, Бин Цзу - Солдат Льда. Тебе всё под силу. Надо просто идти, пробираться через любые преграды. И тогда Иван Цзюй. Ты проникнешь всюду. Будь Иван Кань, стойким. А Иван Нэн. Вспомнит. – Я сидел с удивлённым лицом, стараясь понять, о чем он говорит.                                                                                                                                                                                                                         – Давай выпьем. За тот день. – Я автоматически поднял рюмку и выпил.                                                                                           Больше мы не говорили, ни о чем. Закусывали.  Сейчас я был привычен к китайской кухне. Это впервый раз мне казалось, дико есть их разнообразные, непонятные блюда. Но, захочешь кушать и не то съешь.  Хотя, в рейде чего только не ели. От змей, до птиц.                                                   Следующий раз мы с ним встретились, перед моей поездкой на Кавказ.                                                                                           Во Владике открывали представительство, чего-то, а в Амурске филиал.   Позвонил, пригласил на презентацию. Хотя как он сказал. - Я не имею, никакого  отношения к этим структурам.- Но как я понял, он всегда и везде – сбоку. Потому и Тишина.                                                                           Его телохранители провели меня с черного входа, в отдельный кабинет. Мне пришлось ждать минут тридцать. Он зашел как обычно, не касаясь, пола. Безшумно.– Ты не Иван Нэн?- Спросил и сам же ответил, и снова вопросом.-  Может, я тороплю события?                                 Тишина всегда так разговаривал со мной, не понятно для меня. Будто есть кто-то третий и тот, как бы просил, подтвердить или опровергнуть что-то.                                                                                                                                                                                                                               - И что? Я должен буду это почувствовать.                                                                                                                                                                    – Да. Поймёшь. И я хотел быть рядом с тобой. Ты собираешься на Кавказ?                                                                                                                – Да.                                                                                                                                                                                                                                – Знаешь Бин Цзу. Ты не поверишь, но в большинстве стран своя Чечня. Пусть, и не заметная.                                                                            – И у вас?                                                                                                                                                                                                                          – Да. Север и юг. Восток и запад. Всё перемешано. Пока народ верит в придуманную, тысячелетнюю историю, а СМИ в одних руках, всё будет продолжаться очень долго. Если откроется правда, это будет апокалипсис. Так стоит ли открывать правду? Вот в чём вопрос. Может легче жить в неправде, но сохранить государство и уйти от моря крови и ненависти.                                                                                          – Китайский народ..........                                                                                                                                                                                               – Не говори чушь. Какой китайский народ? Это тебе кажется, что мы единый народ. Мы так же разбиты на национальные области, края, республики. В каждой провинции своя королевская рать. И эта рать Ротвеллерская.                                                                                    – Говорят, опиумные войны.........                                                                                                                                                                                    - Никто и никогда не спросит за опиумные войны, потому как некому. Хотя, нет, пошумят и...  Они, те, кто устраивал эти войны, сейчас и рулят везде, так же как у вас в Кремле. Да они малочисленны, но у них в руках все нити управления. Для тебя это кажется чем-то фантастическим, но это так. Так построены все страны мира. Внизу копошится народ, а сверху всё одинаково.                                                                     – Чина, Сина, Сиам?                                                                                                                                                                                                         – Чина, Сина, Сиам. Откуда это пришло к тебе?                                                                                                                                                           - Не знаю. Всплыло само по себе.- Сегодня его взгляд был впервые по настоящему дружеским. Хотя, кто его знает, как его понять.                                                                                                                                                                                                                                                    – Много названий по миру, что в действительности не отражает действительности. Будто сиамские близнецы, рассыпаны по Земле.  Извини, закрутил словами, будто лабиринт. Но так и есть на самом деле. Это раньше никто на простые противоречия не обращал внимания. Поумнел народ, начал задаваться вопросами. Им лучше молчать, в этом лабиринте никто не сможет найти концов. Писано, переписано, путано, перепутано. Есть Ван, который объединяет вместе Небо, Землю и Человечество. Я думаю, он русский. Вернее, Белый. Так точнее. Хотя, понять, откуда пошло - русский?  Всё выдумано и это то же. Может оказаться так, что он и не знает о своём предназначении.                                                                                                                                                                                                                                        – Как это так?                                                                                                                                                                                                                     - Так. Сань. Числа Неба. Сань Цай. Три Силы.                                                                                                                                                               – Мне это нечего не говорит.                                                                                                                                                                                           – И ни одному тебе. Многим. Очень многим. Нам многое написали. Но. Оставили по недосмотру некое. То, чего они сами не понимали. Те же пирамиды. Их строили не китайцы.                                                                                                                                                                              – Кто же тогда?                                                                                                                                                                                                                – Можно лишь догадываться. И ещё. Ты не русский, ты Белый. И я Белый. Ты никогда не задумывался, откуда столько народа в Китае? Не ужели, у нас самые прекрасные условия для жизни? Откуда такой взрыв рождаемости. Всё это не спроста. Будто инкубатор работал.                                                                                                                                                                                                                                                    - Я как-то не задумывался об этом.                                                                                                                                                                              - Знаешь почему травят Небо и Воду?                                                                                                                                                                               - Нет.                                                                                                                                                                                                                                 - Это главное. На любой планете. В грязи нет Жизни. Где Жизнь - обширное понятие, всеобъемлющее. Помнишь строки – Красная-красная Кровь, Через час уже просто – Земля? Кровь и есть Земля – Вода.                                                                                                                        – Помню.                                                                                                                                                                                                                           - Небо - у нас Солнечное сплетение. Даже подсказка в словах. Кровь - Солнечное сплетение, Вода - Земля - Небо. Вместе - информация, способ общения, энергия, душа, дух. Функций очень много. Потому и уничтожают.  Вслушайся - Земля – Небо. Между Землёй и Небом – Война! И где бы не был, Что б ты не делал – Между Землёй  и Небом – Война! ГЕНИАЛЬНО!  Глисты, НИКОГДА не допустят МИРА, Чтобы человек жил в мире, с самим собой. Это противостояние Искусственное. Наша Кровь и Солнечные сплетение, в нас - способность противостоять чужеродному. Знаешь, как называлась наша планета в прошлом?                                                                                                        – Нет.                                                                                                                                                                                                                                   – У неё было три названия. Солнечный Ветер – Солнечное Сияние - Солнечное Сплетение. Наше Солнце - Старшее не только в нашей галактике. Оно, своего рода Солнечное сплетение нескольких галактик. Оно объединяет Пять галактик. Слышал, про Игроков?                                                                                                                                                                                                                                                         - Нет. То, о чём ты рассказываешь, для меня кажется фантастикой.                                                                                                                            - Когда-то они следили за Пятью галактиками. Но, решили поиграть и заигрались. Нет, они ни вашим, ни нашим. Но может случиться так, что их место, управления, займёт Чело Век. Понимаешь, что может случиться?                                                                                                             – Нет.                                                                                                                                                                                                                                 – Чело Век превратится для Пяти Галактик – в Господа, Повелителя. Знаешь, почему уничтожают Сибирь?                                                         – Безвластие. Бабло побеждает добро.                                                                                                                                                                            – И это то же. А главное, Родники. Родник, это естественная чистота. Та, первородная. Взять ваш язык. Сколько его ломали, корёжили и что в итоге? Какими-то неведомыми путями он сохранил всё то, нужное.  Вы даже не понимаете какие вы богатые.                                 – Знаешь, для меня это не подъёмно. Загрузил ты меня, года на два. Точно.
Не замерзают родники
Зимой забывшие о тропах
Они как будто тайники
Лежат в серебрянных сугробах
Молчат озябшие леса
Застыло всё вода и суша
И только шепот родника
Остановить не может стужа

Не замерзают родники
У них дела просты но строги
Поить громадину реки
Поить уставшего в дороге
И я опять пройти не смог
Чтоб не рассыпать снег руками
В том месте где как уголек
Дымит родник под облаками

Я побродяжид, пошагал
Повоевал, где было надо
Потосковал, поколдовал
На чистых картах листопада
Но воротясь издалека
Назло метелям и погодам
Как будто к струям родника
Я припадал к твоим ладоням, к твоим ладоням

Как много стужи и тоски
Дарует нам судьба земная
Не замерзают родники
А им любовь сестра родная
Я буду пить из родника
И целовать ладони эти
И будет дальше плыть река
И будем дальше жить на свете, и будем жить!

              - Да, в глубь наверное километров десять.                                                                                                                                                                     – Слушай. Две недели назад, труп нашли, обгрызанный волками. Недалеко от того места. Охотники, на снегоходах. Может это он?                                                                                                                                                                                                                                                      – Бля, точно.- Не выдержал напарник,- неужели срослось. Попытай его, какой он? Русский нет.                                                                        – Серёг, а не скажешь, какой он из себя. Да и русский, нет?                                                                                                                                      – Да русский. Точняк. Он у нас тут завис, мы не знаем, что с ним делать. Одет в камуфляж, зимний. Но обгрызан конкретно. Да и башки нет.                                                                                                                                                                                                                                          – А что хоть есть.                                                                                                                                                                                                              – Да почти нечего. Обрывки одежды  и кучка костей.                                                                                                                                                 – Слушай, давай мы сейчас подъедем. На месте посмотрим, порешаем. Хорошо?                                                                                                      – Да какой разговор. – Телефон замолчал.  – Фу бля, есть бог на свете. Если изгрызан эт даже хорошо. Слушай, я вот что думаю. Надо паспорт его в товарный вид привести.                                                                                                                                                                          – Не понял?                                                                                                                                                                                                                    – Бля, надо как-то его пожевать. Понимаешь?                                                                                                                                                             – Слушай точно. Скажем, что в тряпках нашли. Надо провернуть это дело.                                                                                                                 – А СНИЛС? Он покрытый же. Не разжуёшь                                                                                                                                                              – Хули СНИЛС. Давай в печке сожжем. Тащи ещё пузырь. Размочим паспорт, чтоб лучше жевать было. Ну, чтоб помягче стал. Пока доедем будем жевать по очереди.                                                                                                                                                                                        – Точно.- Было слышно как первый вышел на улицу, а второй чиркал зажигалкой возле печки. Запахло палёным полиэтиленом.  Вернулся первый. Дальше, булькало.  – Так, валим. Вот бы срослось. За день такое дело подняли. Поехали.                                              Я слышал как заскрипели половицы в сенях, хлопнула дверь. Потом взревел мотор снегохода. Заскрипел наст, а гудение снегохода удалялось.                                                                                                                                                                                                                           Мне было не жалко паспорта. Иван привёз мне совершенно новый паспорт на другую фамилию и о машинке с оттиском продумал. Фотографию сделал прямо у Онгудая, дома. Даже похвалил.- Слушай Пчеловод, а ведь правильно, что патлы отрастил. Из-под бороды шрама-то считай не видать. - Прописка города Красноярска. Может это и к лучшему, что так получилось и менты нашли мои, уже ненужные бумаги. Ну, слава господу. Пронесло. Значит, кто-то есть, там наверху. Может, зря я выкинул крест?                                                                Поднялся наверх. В бутылке грамм двести пятьдесят водяры. Хлеб, сало и остатки сухпайка. Что-то в животе заурчало.         Вот так живёшь, не видишь вкусной, разнообразной пищи и будто отвыкаешь от неё. Нет и не надо. А здесь, раз и на столе вкуснятина! Сразу воспоминания, что есть не только пресные лепёшки и мёд. Есть сало, мясо и прочие вкусности. Вмазал водки, закусил салом, салатом из банки.                                                                                                                                                                                                                                                    Алтайцы и казахи. Есть такая тема в Горном. Я когда впервые столкнулся с этим явлением, всё никак не мог въехать в такой расклад. Что могли делить между собой алтайцы с казахами, один народ. Но как оказалось, вражда с незапамятных времён. Знакомые были и алтайцы, и казахи. Но каждый раз, когда разговор заходил о другом народе, кроме матерных эпитетов, нечего. Думаю, кто-то ушлый эту тему держит на контроле.                                                                                                                                                                                               Вспомнились поездки в Урумчи. Та же песня. Китайцы и уйгуры. А и хрен с ними.                                                                           Надо Волчонка забрать,- мелькнуло в голове, пока какой-нибудь урод не наткнулся. Лопатой, аккуратно вырезал снежные кирпичи возле дверки. Лишь бы замок не замёрз. Нет, нормально. В салоне было холодно и грязно. Снял Волчонка, положил во внутренний карман, на сердце.  Захлопнул дверку и как можно тщательнее сложил назад снежные комки.                                                                                                             Вернулся в хату. Забрал водку, остатки сухпая. Непочатая банка сгущёнки. Пусть Капсюль полакомится. Получается я его бедолагу на кичман, незаслуженно посадил. А он ведь предупреждал. Стоп, это, что получается? Ворон во сне о том же мне говорил, а я не врубился. Во, дела...
                Что-то заусило меня сегодня. И есть с чего.  Во-первых, Ворон с Капсюлем всё по делу разжевали. Во-вторых, с конторскими славно получилось. А в-третьих, водяра на халяву организовалась с закусоном. Можно сказать с неба ёбнулась. В-четвёртых, зиме скоро пиздец. По такому случаю налил корешку, нормальной водовки с мёдом. В блюдце немного сгущёнки. Выделил полбанки тушняка. Не, по-любому, в сухпае лучше тушняк чем магазинная. Открыл банку лечо, подарок Онгудая.                                                                                                         Даже болезнь куда-то свинтила. И кто скажет, что всё у меня хуёво?  Вот только надо думать, как по весне и куда винтить? А ладно, доживём, там и решим.                                                                                                                                                                                                           Уехал я нежно. В ногах хрюкал Капсюль, дрыгая во сне костылями. Короче гонялся за кем-то. Сразу видно – боевой котяра. Точняк.